• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Чем же была «ересь иудействующих» в православной культуре Восточной Европы конца XV - XVI вв.?

22 ноября состоялся совместный семинар ЛМИ и ЦФРИ, построенный вокруг докладов Александра Грищенко и Татьяны Хижей. Публикуем репортаж Андрея Шпирта

22 ноября 2018 г. Центр франко-российских исследований в Москве и Лаборатория медиевистических исследований провели научный семинар «Чем же была «ересь иудействующих» в православной культуре Восточной Европы конца XV - XVI вв.?»
Два докладчика — А.И. Грищенко (МПГУ/ПСТГУ/Инслав РАН) и Т.И. Хижая (Владимирский ГУ) — рассказали о результатах своих исследований о «ереси жидовствующих» конца XV-XVI вв. и движения субботников XIX –XX вв., которые рассматриваются ими в культурных и социальных контекстах отношений между христианами и евреями в Восточной Европе.

Во вступительном слове М.В. Дмитриева (ВШЭ-МГУ) был поставлен вопрос о сравнительном изучении опыта отношений к евреям и иудаизму латинского Запада и православного Востока. В этом отношении семинар во Франко-российском центре стал продолжением цикла встреч в рамках проекта ЛМИ ВШЭ «Восток и Запад Европы в Средние века и раннее Новое время: общее историко-культурное пространство, региональное своеобразие и динамика взаимодействия», одна из задач которого посвящена анализу типологически релевантных черт отношения к иудаизму и иудеям в культуре Востока и Запада Европы, в Средние века и в раннее Новое время.

В рамках этого проекта в Вышке уже состоялся целый ряд семинаров, коллоквиумов и круглых столов:
4 июня 2015 г. "Новгородско-московская «ересь иудаизантов» в конце XV века:состояние исследований, решенные и нерешенные вопросы" (доклады А.И. Алексеева, В.Я. Петрухина, Т.И. Хижей).
22 октября 2015 г. Доклад Т.И. Хижей: "Иудействующие. православные, евреи в России XVIII-XIX в.: притяжение, отторжение, терпимость?".
30 сентября 2015 г. "Антииудейские дискурсы христианской культуры Запада и Востока Европы в Средние века" (доклады Г.С. Зелениной, В.Б. Перхавко, В.Г. Долгополова, Д.Д. Харман).
9 декабря 2015 г. "Религиозная нетерпимость и антииудейские дискурсы в христианской культуре Запада и Востока Европы в Средние века" (доклады В.Я. Петрухина, М.В. Дмитриева, А.М. Шпирта).
 
Семинар 22 ноября открылся докладом А.И. Грищенко «Правленое славяно-русское Пятикнижие 15 в. и споры о «литературе иудействующих» и презентацией недавно вышедшей книги докладчика «Правленое славяно-русское Пятикнижие XV века: предварительные итоги лингвотекстологического изучения» (М.: Древлехранилище, 2018).

О литературе «жидовствующих» мы узнаем из писем новгородского архиепископа Геннадия и из списка митрополита Зосимы, подготовленного по поручению собора 1490 г., осудившего "еретиков". Исследователи ереси «жидовствующих» активно изучают комплекс книг, которые они связывают с «еретиками». Среди них - переводные книги по астрономии, врачеванию, гаданию западноевропейского и еврейского происхождения («Луцидариус», «Космография», «Мартолой», «Шестокрыл» и др.) и ветхозаветных книг, видимо, выполненных с древнееврейского оригинала (книги Руфь и Эсфири, пророка Даниила, Притчи Соломона, Плач Иеремии и др., упоминаемые Геннадием «Бытие», «Царствия» и «Притчи»). Докладчик обращается к рукописному Пятикнижию, известному по 20 спискам, самые ранние из которых относятся к концу XV в. и смежным к нему источникам Как отмечает А.И. Грищенко, перевод Пятикнижия был сделан по греческому тексту и, следовательно, относится к эпохе болгарского царя Симеона, однако сверялся по еврейским текстам - об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что его структура не отвечала православному литургическому циклу, но была разбита на 52 недельные главы, связанные с иудейским циклом чтения (парашот, коих в иудейской традиции, впрочем, 54). В центре внимания докладчика глоссы и эмендации, содержащие тюркизмы, гебраизмы,рутенизмы, заимствования из Чешской Библии и Вульгаты; а в одном списке черновика Геннадиевской Библии, связанным с Правленным Пятикнижием, даже древний пермский язык (ата небог паралипомемнон гижом амин[ь]). К древнепермскому языку прибегали авторы книги Рафли, которую также связывали с «жидовствующими». Среди тюркизмов А. Грищенко выделяет топонимы - «Скандрыя» (Александрия), «Шам» (Дамаск), «Мисирь» (Египет) и даже «Мисирда» (в Египте», тюркская форма местного падежа), зоонимы, антропонимы - «царь елинъск Скындыр» (это уже в рукописях Правленных Толковых пророков, связанных с Правленным Пятикнижием и Геннадиевской Библией 1499 г.). Особенное внимание докладчика привлекает глосса «стурлабы», для обозначения идолов, украденных Рахилью у Лавана (Быт. 31-19, 33). По мнению Грищенко, этот термин указывает на иудейскую экзегезу библейского рассказа. Согласно Аврааму ибн Эзре, Рахиль, признающая единого Бога, украла не идолов («трафим»), но астролябии – при их помощи Лаван, мог вычислить путь, по которому бежали Яков и Рахиль. Это объяснение было также принято в караимской византийской общине и находит свое отражение в переводе Пятикнижия на кипчакский язык караимов, осевших на восточнославянских землях Великого княжества Литовского. Этот перевод обнаружен в собрании А. Фирковича в Петербурге и по палеографическим и кодикологическим данным датируется докладчиком XV веком.
Среди прямых гебраизмов А.И. Грищенко выделяет библейские имена в еврейских формах, а также «иевель», «евель» - юбилейный пятидесятый год из Лев 25:10; при этом в Исх 21:6, где речь идет о вечном статусе раба с проколотым ухом, вместо «вовеки» стоит «до евеля»), что также соответствует еврейской экзегезе и «тюркскому» таргуму.
Интерес к юбилейным годам, по мнению А. Грищенко, активизировался в связи с деятельностью римских пап, которые по их случаю даровали верующим отпущение грехов, о чем в том числе якобы просили авторы послания Сиксту IV (среди них упоминается и киевский князь Михаил Олелькович, в свите которого в Новгород прибыл злополучный еврей Схария).
В оглавлении к книге Чисел ветхозаветные назареи названы «фарисеями». Положительное отношение к фарисеям также отмечено и в знаменитом Лаодикийском послании Федора Курицын («мудрости —сила, фарисейство — жительство»).
В историографии за «жидовствующими» закрепилась оценка их, как приверженцев антитринитаризма и богомильства, рационализма и гуманизма. А.И. Грищенко называет их представителями русского Возрождения, имевших тесные контакты с евреями-раввинистами или караимами Великого княжества Литовского.
О тесных отношениях между русскими «сектантами» и евреями рассказала Т.И. Хижая. В своем докладе «Субботники в России 18-19 вв.: итоги исследований в контексте споров о взаимодействии православной культуры и иудаизма» она остановилась на проблеме генезиса и влияния на доктрину «субботников» евреев, а также отношений к евреям и последователям «Моисеева закона» простого населения, миссионеров и светских исследователей конца XIX в. Т. Хижая также обратила внимание на несколько случаев обращения в иудаизм христиан в черте и за чертой оседлости.
Вопреки мнению о том, что контакты между субботниками и евреями возникли только с середины XIX в., т.е. уже после оформления «сектантских» общин, Т. Хижая привела данные о связях между евреями и «сектантами» и о еврейском «культурно-религиозном влиянии» уже в самом начале XIX в. (екатеринославские и кавказские субботники, дела елецких купцов и купца Ивана Гуляева, дело Ефима Лукьянченкова и Лейбы Клодни 1822 г. и др.). Евреи посещают дома и живут среди «субботников», молятся, выступают в роли учителей и осуществляют функции резников (шохетов) и моэлей. Суббботники получают от них фрагменты Ветхого завета, тексты молитв, некие письменные указания. Первостепенное значение играет устное общение. При этом уровень образования еврейских «наставников» мог быть весьма низким, так как среди них были кантонисты, отставные военные, ссыльные. Однако желание получить еврея-учителя было так велико, что субботники не обращали на это внимание. Субботники соотносили себя не только с ветхозаветными, но и с современными им евреями. Обращение к иудейской традиции Т.И. Хижая объясняет стремлением субботников принадлежать к многовековой еврейской традиции, интересом к древнееврейскому языку и ритуалу. Евреи считаются братьями по вере, прямыми наследниками библейских патриархов видятся успешными в экономике в и социальном статусе. В конце 19 в. в годы появления и распространения сионизма, субботники непосредственно ассоциируют себя с евреями. Древнееврейский язык становится литургическим языком «геров», которые даже переходят на «безобразный еврейский жаргон» и берут еврейские имена. Таким образом, евреи сыграли непосредственную роль в дехристианизации субботнических общин.
Несмотря на некоторые негативные оценки субботников и евреев в русской крестьянской среде и среди православного духовенства степень нетерпимости российского общества XIX в., по мнению Т. Хижей, не следует преувеличивать. Кроме того, реакция русских властей в отношении субботнических общин варьировалась. Субботники-талмудисты резко осуждались, к «караимам» относились мягче.
Дискуссия, последовавшая после представления докладов, касалась методологических проблем и анализа источников. Слушателями было обращено внимание на подход Александра Львова, развивающего понятие «текстуального сообщества», в соответствии с которым конфессиональные границы и определения в межконфессиональных отношениях не играют существенной роли и на первый план выходит восприятие религиозных норм и границ простыми верующими, а не элит в лице духовенства, миссионеров или судебных органов[1].
Отчет о семинаре подготовлен А.М. Шпиртом (Истфак МГУ).

 
Из библиографии:
  • Taube M. The Kievan Jew Zacharia and the Astronomical Works of the Judaizers // Jews and Slavs. Vol. 3 / Ed. by W. Moskovich et al. Jerusalem, 1995. P. 168–198.
  • Romanchuk R. The Reception of the Judaizer Corpus in Ruthenia and Muscovy: A Case Study of the Logic of Al Ghazzali, the ‘Cipher in Squares’, and the Laodicean Epistle // Speculum Slaviae Orientalis: Muscovy, Ruthenia and Lithuania in the Late Middle Ages / Ed. by V. V. Ivanov and J. Verkholantsev. = Московия, Юго-Западная Русь и Литва в период позднего средневековья / Под ред. Вяч. Вс. Иванова и Ю. Верхоланцевой (= UCLA Slavic Studies IV). Moscow, 2005. P. 144–165.
  • Taube M. The Fifteenth-Century Ruthenian Translations from Hebrew and the Heresy of the Judaizers: Is There a Connection? // Speculum Slaviae Orientalis: Muscovy, Ruthenia and Lithuania in the Late Middle Ages / Ed. by V. V. Ivanov and J. Verkholantsev. = Московия, Юго-Западная Русь и Литва в период позднего средневековья / Под ред. Вяч. Вс. Иванова и Ю. Верхоланцевой (= UCLA Slavic Studies IV). Moscow, 2005. P. 185–208.
  • Темчин С. Ю. Схария и Скорина: об источниках Виленского ветхозаветного свода (F 19–262) // Senoji lietuvos literatūr a. 2006. Kn. 21. С. 289–316.
  • Чумичева О. В. Иноверцы или еретики: понятие «жидовская мудрствующие» в полемическом контексте на Руси конца XI — начала XVI вв. // Очерки феодальной России. СПб., 2010. С. 209–226.
  • Taube M. Jewish-Christian Collaboration in Slavic Translations from Hebrew // Translation and Tradition in “Slavia Orthodoxa” / Ed. by V. Izmirlieva, B. Gasparov. München, 2012. P. 26–45.
  • Темчин С. Ю. Кириллический рукописный учебник древнееврейского языка (XѴI в.): публикация и общая характеристика памятника // Naujausi kalbų ir kultūrų tyrimai / J. Jaroslavienė et al. (red. kolegija). Vilnius, 2012. С. 137–180.
  • Schneider M. The “Judaizers” in Muscovite Russia and Kabbalistic Eschatology // The Knaanites: Jews in the Medieval Slavic World / Ed. by W. Moskovich, M. Chlenov, A. Torpusman (= Jews and Slavs. Vol. 24). Moscow, Jerusalem, 2014. P. 224–260.
  • Taube M. The Logika of the Judaizers: A Fifteenth-Century Ruthenian Translation from Hebrew. Jerusalem, 2016.
  • Grishchenko A.I. Turkic Loanwords in the Slavonic-Russian Pentateuchs Edited According to the Masoretic Text // Studia Slavica Academiae Scientiarum Hungaricae. Vol. 61. 2016. Iss. 2. P. 253–273. DOI: 10.1556/060.2016.61.2.1
  • Грищенко А. И. Правленое славяно-русское Пятикнижие XV века и тюркский таргум: проблема взаимного влияния // Rossica Olomucensia. 2017. Vol. LVI. Num. 2. С. 5–51.
  • Калугин В. В. Еврейские кирилловские глоссы конца XѴ в. в русских списках Толковых пророчеств и Библии Матфея Десятого // Palaeoslavica. 2017. Vol. XXV. No. 1. С. 13–24.
  • Грищенко А. И. Какие стурлаби украла Рахиль у Лавана? (Об источниках глосс славяно-русского Пятикнижия XV века) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2018. № 1. С. 105–115.
  • Грищенко А. И. Языковые и литературные контакты восточных славян и евреев в средние века. Итоги и перспективы изучения //Studi Slavistici XV. 2018. № 1. С. 29–60. DOI: 10.13128/Studi_Slavis-20511
  • Грищенко А. И. Правленое славяно-русское Пятикнижие XV века: предварительные итоги лингвотекстологического изучения. М.: Древлехранилище, 2018. 176 с. ISBN 978-5-93646-332-7
  • Грищенко А. И. Хронология «Родословия Адама» (Быт 5) в Правленом славяно-русском Пятикнижии XV века: К истокам календарных споров «жидовствующими» // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия III: Филология. 2018. № 56 . С. 9–47. DOI: 10.15382/sturIII201856.9-47

[1] Об этом см. семинар с участием А. Львова в 2010 г.: http://www.hist.msu.ru/Labs/UkrBel/subbota.htm