• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Греческая наука в зеркале «Музыки» Боэция

30 октября 2012 г. на очередном заседании семинара «Символическое Средневековье» с докладом «Греческая наука в зеркале «музыки» Боэция» выступил историк средневековой музыки и автор нового перевода трактата Боэция «Основы музыки», ведущий научный сотрудник и доцент Московской консерватории им. П.И.Чайковского, Сергей Николаевич Лебедев.





Доклад С.Н. Лебедева «Греческая наука в зеркале «Музыки» Боэция» в семинаре «Символическое Средневековье»

 

Тема истории музыки поднимается на семинарах «Символического Средневековья» уже не в первый раз: 28 марта 2012 г. состоялось выступление В.В.Петрова «Символические оппозиции в античной и средневековой структуре: кифара и псалтерий». Именно тогда было решено налаживать связи с музыковедами, и С.Н. Лебедев стал первым профессиональным историком музыки, выступающим в рамках семинара, где мы надеемся услышать Римму Поспелову, Вячеслава Цыпина, Кристиана Мейера, Михаэля Бернхардта, Кристофера Пейджа…

Доклад С.Н. Лебедева был посвящен рецепции античных научных знаний в трактате Боэция «Основы музыки», точнее одному аспекту этой рецепции, а именно изучению методики перевода Боэцием греческих музыкальных терминов. Важность поднятой темы не нуждается в комментировании, ведь речь идет о «первом схоласте», считавшемся в Средние века авторитетом по целому ряду свободных искусств, как тривиума, так и квадривиума. Именно его сочинения, включая и обсуждавшийся трактат по теории музыки, легли в основу почти тысячелетней средневековой научной традиции.

О необходимости использовать греческую терминологию в трактатах, посвященных теории музыки писал ещё в I в. до н.э. Витрувий в «Десяти книгах об архитектуре». Боэций жил почти на 600 лет позднее, в совершенно другую эпоху – на рубеже Античности и Средневековья, но отношение к написанию подобных трактатов, по мнению С.Н. Лебедева, было тем же.

В понимании метода передачи Боэцием греческой музыкальной терминологии, считает докладчик, заключается не только один из ключей к пониманию текста «Основ музыки», но и ответ на гораздо более важный вопрос: был ли Боэций лишь компилятором? Такова самая распространенная в научных кругах точка зрения. Но, как указал С.Н. Лебедев, компилятор компилятору рознь: необходимо отличать неосмысленное копирование от добросовестного заимствования идей с целью их упрощения и распространения. Боэций, по мнению докладчика, относился именно ко второму типу компиляторов.

Так как же работал Боэций со своими греческими источниками? Чтобы ответить на этот вопрос Л.С. Лебедев в ходе своего доклада сначала представил собственную классификацию типов ассимиляции греческих терминов в трактате «Основы музыки», а затем продемонстрировал каждый из выделенных способов заимствования на примерах.

Четыре способа передачи Боэцием греческих музыкальных терминов, по мнению, С.Н. Лебедева были следующими:

·                   транслитерация;

·                   грецизм;

·                   морфологическая передача (транслитерация с морфологизацией в родном языке);

·                   латинский перевод;

§ калька;

§ неологизм;

§ собственный перевод (семантический аналог).

Докладчик не стал подробно останавливаться на разборе первых трех пунктов (транслитерации и грецизмов), как слишком простых и очевидных. Он привел лишь несколько примеров, назвав среди использованных Боэцием транслитераций обозначения всех главных консонансов, а среди грецизмов такие термины как «эммелический» и «апотома». В качестве примера морфологической передачи у Боэция С.Н. Лебедев рассказал о терминах, обозначающих в трактате музыкальный ряд. Боэций называет в качестве таковых три слова tonus, tropus и modus, которые определяет как синонимы, однако на самом деле в трактате используется только один из них – modus. Это решение автора, обладавшего неоспоримым авторитетом в Средние века, определило научную традицию словоупотребления почти на 1000 лет.

Однако самые интересные метаморфозы происходят в трактате, по мнению С.Н. Лебедева, со словами четвертого типа: латинскими переводами. Для их изучения докладчик разработал специальную методику, с которой вкратце познакомил слушателей, перед тем как привести несколько конкретных примеров из своей рабочей практики.

Эта методика или, как выразился сам докладчик, его «музыковедческая кухня» заключается в разделении латинских переводов греческих терминов на несколько видов, каждый из которых требует особого подхода. Первый тип включает случаи, когда в тексте автором прямо назван источник заимствования. Метод работы прост: необходимо изучить словоупотребление этого греческого термина, затем словоупотребление его латинского аналога и сравнить их. В случае, когда греческий прототип прямо не указан, следует определить палитру значений латинского варианта из текста по всем доступным греческим источникам и сравнить с словоупотреблением этого термина у Боэция. Однако возможен вариант и когда греческого прототипа у латинского термина в тексте нет, но он предполагается (например, Боэций прямо указывает на цитируемого им автора, но труд последнего до нас не дошел). Тогда, по мнению С.Н. Лебедева, остается только установить смысл термина из текста трактата самого Боэция и строить гипотезы.

В качестве примера первого случая (греческий источник ясен), С.Н. Лебедев привел термин regula, являющийся семантическим аналогом греческого слова «канон». С его употреблением однако связан любопытный казуз: Боэций превратил при переводе это слово в прилагательное и греческая «однострунная линейка» (canon monochordos), превратилась в «линейный однострун» (regulare monochordum). Такая «ошибка» компилятора создала новую терминологию. Однако докладчик тут же оговорился, что далеко не все ошибки в тексте трактата «Начала музыки» принадлежат самому Боэцию. Такие очевидные нелепости, как искажение текста пересказываемого Боэцием трактата Птолемея («несмешанные роды»  вдруг становятся «смешанными»), скорее всего на совести раннего не во всем разобравшегося переписчика, чей труд лег в основу большинства средневековых рукописей «Основ музыки». Гипотеза о существовании такого единого источника основывается на удивительной стабильности текста этого трактата в средневековых рукописях.

Случай, когда Боэций использует термин, не указывая при этом источника его заимствования, был разобран докладчиком на примере глагола modulari и его производных (modulatio, modulandi и т.п.). Чтобы ответить на вопрос, что означает этот термин у Боэция, докладчик, согласно своей методике, попытался установить всю палитру значений этого слова по греческим источникам и сравнить со смыслом, который вкладывает в него автор, проанализировав текст трактата самого Боэция.

В современной теории музыки термин «модуляция» означает переход из одной тональности в другую. Однако в Средние века он имел иное значение, заимствованное из Античности. Термин относился к мелодии как к упорядоченной во времени последовательности интервалов. Именно поэтому, как указал С.Н. Лебедев, музыка определялась в то время как наука правильной модуляции (arsbenemodulandi).

В «Основах музыки» производные от глагола modulari встречается дважды, но оба раза означают мелодию. Однако, по мнению докладчика, мелодию не в современном понимании, а в античном, то есть как уже было выяснено в первой части исследования (при анализе палитры значений), последовательность интервалов между звуками определенной высоты.

На основании этого вывода и была построена докладчиком финальная гипотеза, согласно которой греческий глагол melodein в трактате «Начала музыки» означает ничто иное как «петь дискретно по интервалам». Проверить это предположение можно, лишь изучив словоупотребление этого термина во всех доступных латинских средневековых источниках. А это, как отметил С.Н. Лебедев, – дело будущего.

Во время состоявшейся после доклада обсуждения самую оживленную дискуссию вызвала проблема отсутствия устоявшейся классификации методов заимствования греческих терминов, как в современном переводоведении, так и среди историков переводческих практик прошлого: филолог Людмила Евдокимова (ИМЛИ РАН) настаивала на наличии огромной научной литературы по этому вопросу, Олег Воскобойников возразил, что несмотря на это никакой общепринятой классификации нет и быть не может, но следует учитывать, что Боэций в Средние века считался авторитетом в том числе в практике перевода научных, философских и литературных текстов. С.Н. Лебедев настаивал на необходимости совместной работы профессиональных музыковедов с историками философии и филологами-классиками. Несколько характерных примеров показали, как легко англоязычный переводчик разделывается с проблемой понимания modulatio в тексте VI в., переводя ее как modulation. Чем вам не калька? И это при том, что в английском есть непередаваемый на русском музыкальный термин pitch, и вообще музыкальная терминология высоко развита. Такая святая простота свойственна частенько и нашим переводчикам, берущим приглянувшееся им почему-то значение из словаря Дворецкого.

Аудиозапись семинара

Мы очень надеемся, что дискуссии на тему музыки, филологии, философии, искусства продолжатся, возможно, и в форме круглого стола.


                                                               Ирина Мастяева и Олег Воскобойников