• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"Гентский алтарь". Доклад профессора Бориса Андреевича Успенского в семинаре "Символическое Средневековье". Москва

Заведующий лабораторией лингвосемиотики НИУ "ВШЭ", профессор Борис Андреевич Успенский открыл работу семинара "Символическое Среднвековье" докладом "Гентский алтарь". Самая большая аудитория факультета истории на Петровке едва вместила участников...

Семинар "Символическое Средневековье", организуемый Олегом Воскобойниковым и Михаилом Бойцовым, открылся докладом известного семиолога, историка культуры, лингвиста и литературоведа, профессора факультета филологии, Бориса Андреевича Успенского. Он давно изучает одно из самых сложных произведений европейской живописи: алтарный образ из собора св. Бавона в Генте кисти Яна ван Эйка (или, возможно, Губерта и Яна ван Эйков), известный как "Гентский алтарь" или "Мистический агнец". Результаты этих исследований изложены в статьях и недавно вышедшей на нескольких языках книге докладчика. Наш гость изложил свои методологические позиции, в целом не изменившиеся с момента выхода его первых работ. В отличие от Эрвина Панофского и его последователей, Б.А.Успенский трактует полиптих как семиотически цельное произведение, излагающее строгую богословскую концепцию. Интерпретацию этой концепции докладчик предложил основывать на анализе "точек зрения" (как известно, это важнейшая категория семиотики вообще): композиция целого, как и композиции отдельных створок и панелей, совмещают земную, человеческую перспективу, взгляд зрителя, и перспективу надмирную, потустороннюю, божественную. Благодаря совмещению (или смещению? замещению?) перспектив внутри образа автор находит сложную игру "правого" и "левого": фигуры, для нас находящиеся ошую Господа, с Его точки зрения оказываются одесную. Поскольку "правое" всегда достойнее "левого", не только в христианстве, но в самых разных культурах, в том числе нерелигиозных, именно изучение таких фундаментальных соотношений по горизонтали должно вроде бы привести нас к правильному истолкованию смысла произведения.

Доклад, собравший более ста участников из четырех университетов и семи академических институтов, вызвал весьма бурную дискуссию, как по методическим позициям, так и по частным вопросам истолкования образов. Историк средневековой философии и мистики Михаил Хорьков (РУДН) выступил с яркой по форме и конструктивной по содержанию критикой ряда позиций Б.А.Успенского, отметив, в частности, сознательный отказ ван Эйка как-либо использовать в своей религиозной живописи опыт т.н. "Нового благочестия", важнейшего направления религиозной мысли и практики во Фландрии XV века. Это важно, поскольку сюжет алтаря, не поддающийся четкому прочтению несмотря на все усилия исследователей, все же напрямую связан с визионерством и мистикой. Известный историк искусства Марина Ильинична Свидерская (кафедра истории и теории мировой культуры МГУ) резонно заметила, что мы вряд ли можем однозначно сказать, изображен ли на троне Бог-Отец или Бог-Сын, потому что текст видения Иоанна Богослова, "Апокалипсис", на который ориентировался художник, сознательно совмещает ипостаси Троицы. Этой "неясности" авторитетного текста, по ее мнению, следует и живопись, поэтому алтарь не следует излишне догматизировать и превращать в "богословский трактат". М.А.Бойцов сделал ряд замечаний о форме корон: та, что помещена в ногах Всевышнего, по мнению докладчика, изображает императорскую или светскую власть, на голове же у Него - папская тиара. Однако, по мнению Бойцова, все сложнее, поскольку тиара (совмещающая в себе три короны) могла в XV веке соотноситься как раз с императорской властью, а корона у подножия трона по форме королевская, а не императорская. Такой же короной, добавила М.И.Свидерская, коронуется Дева Мария на луврском полотне Яна ван Эйка "Мадонна канцлера Ролена". Людмила Всеволодовна Евдокимова не согласилась с идентификацией одного из святых в группе поклоняющихся Агнцу со святым Фомой Аквинским и с мнением Б.А.Успенского, что начиная с патристики, инструментальная музыка ценилась ниже, чем пение. (Продолжение дискуссии о главенстве пения над музыкой или наоборот читайте в дискуссии вокруг доклада В.В. Петрова «Символические оппозиции в античной и средневековой структуре: кифара и псалтерий») Наконец, А.Ю.Виноградов предложил отойти от излишне догматического с его точки зрения привязывания смысла полиптиха к горизонтальным связям и искать не какой-то единый, заранее заданный смысл, а различные уровни толкований в сочетании горизонтальных и вертикальных линий между отдельными сюжетами и персонажами.

В результате двухчасовой дискуссии нерешенных вопросов оказалось больше, чем их было изначально поставлено, что свидетельствует как о важности памятника, так и о мастерстве докладчика. На следующих встречах мы продолжим разрешение неразрешимого.