• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Культ Ласло Святого, символические действия и геральдические атрибуты как орудия антикоролевской пропаганды во время политического кризиса 1401-1403 гг. в Венгерском королевстве

27 апреля 2021 года состоялось восемьдесят четвертое заседание семинара «Символическое средневековье». С докладом выступил научный сотрудник Лаборатории медиевистических исследований Драгош Настасою. Публикуем репортаж Ольги Макридиной и видеозапись семинара

Культ Ласло Святого, символические действия и геральдические атрибуты как орудия антикоролевской пропаганды во время политического кризиса 1401-1403 гг. в Венгерском королевстве

27 апреля 2021 года на очередном заседании семинара «Символическое Средневековье» выступил научный сотрудник Лаборатории Драгош Настасою . Его доклад был посвящен культу св. Ласло и его роли в политическом кризисе Венгерского королевства, происходившем с 1401 по 1403 гг. Опираясь на письменные и визуальные источники, Драгош Настасою исследовал использование антисигизмундовской партией политических и духовных символов, связанных с Венгерским королевством, в том числе, реликвии и визуальные образы, относящиеся к св. Ласло и другим святым королям Венгрии.

В канун Рождества 1402 г. группа венгерских дворян принесла клятву на мощах короля Ласло (король Венгрии с 1077 по 1095 гг., канонизированный в 1192 г.), чьи мощи находились в соборе Надьварада. Верность этому святому королю была противопоставлена власти правившего на тот момент короля Сигизмунда Люксембургского. Таким образом, св. Ласло стал символом политической борьбы, происходившей в 1401-1403 гг. из-за недовольства венгерской знати действиями короля Сигизмунда.

Лидерами антисигизмундовской группы были архиепископ Эстергома Иоанн Канижай и палатин Венгрии Детре Бебек, которые заказывали произведения искусства с изображениями трех святых королей Венгрии или герба королевства.

28 апреля 1401 г. король Сигизмунд был заключен в тюрьму в замке Буда. Венгерские магнаты, во главе с архиепископом Иоанном и палатином Детре Бебеком, сформировали совет, взявший на себя управление страной. Иоанн Канижай, взявший на себя должность «канцлера короны», заказал по этому случаю специальную печать, на которой был изображен щит с двойным венгерским крестом, а также надпись «sigillvm sacre corone regni Hungarie». Изначально двойной венгерский крест символизировал королевское величие (rex), однако к концу XIV в. он стал символом уже самого царства (regnum). Использование сочетания «corona regni» вместо прежнего «corona regis» выражало притязания венгерской знати на суверенитет.

Король Сигизмунд был освобожден спустя четыре месяца, 31 августа 1401 г., а 29 октября восстановлен на троне. Временное перемирие двух сторон было скреплено символическим жестом: присягой короля Сигизмунда на реликвии Животворящего Древа святого Креста; также им было дано обещание выполнять требования совета. Однако достаточно быстро король стал нарушать данную присягу, что вновь вызвало недовольство знати. Более того, он отстранил Детре Бебека от должности палатина, что было достаточно необычным шагом: должность палатина обычно была пожизненной.

В результате знатью была принесена уже упомянутая присяга на мощах св. Ласло. Мероприятие было тщательно спланировано: его инициатором был архиепископ Иоанн, принесение присяги произошло в священное время (канун Рождества) и в священном месте (у главного алтаря собора), а сама клятва была принесена на мощах святого короля.

Череп св. Ласло в настоящее время находится в реликварии в Дьёре. Реликварий – это составное произведение искусство, разные части которого относятся к разному времени. Так, голова рассматривается как произведение второй половины XIV – начала XV вв., бюст датируется периодом после 1406 г., а корона – примерно 1600 г.

Аналогичный реликварий, в котором лежала голова на момент принесения клятвы, позволял заговорщикам воспринимать реликварий как настоящую голову святого короля: в Средние века подобное восприятие реликвариев как реального физического присутствия святого было нередким явлением. Св. Ласло словно лично участвовал в религиозном и политическом ритуале присяги, одновременно и наблюдая за ним, и санкционируя его. При выходе из собора св. Ласло встретил принесших клятву уже вместе с другими венгерскими святыми королями Иштваном и Эмериком, чьи позолоченные бронзовые статуи, созданные около 1370-1390 гг., были также размещены в соборе. Таким образом, присяга проходила под пристальным взглядом святых королей-покровителей.

В начале 1403 г. в стране началось восстание, к которому присоединилось большинство высших духовных лиц и магнатов. Восставшие поднимали знамя Владислава Неаполитанского. Вероятнее всего, на знамени короля Владислава был изображен трехчастный герб: там присутствовали венгерские горизонтальные красно-белые полосы, анжуйские золотые лилии на синем фоне, а также золотой иерусалимский крест на белом фоне.

Чтобы противостоять Сигизмунду, архиепископ Иоанн 5 августа 1403 г. при поддержке папы Бонифация IX короновал Владислава Неаполитанского в соборе св. Анастасии в Задаре как короля Венгрии, Хорватии и Далмации, однако эта мера оказалась несколько запоздалой. Одной из проблем, связанных с этой коронацией, было отсутствие еще двух (кроме коронации архиепископом) необходимых для легитимизации этого действия условий: коронация не была проведена в королевской базилике в Секешфехерваре, а также в церемонии не фигурировала корона св. Иштвана. Подобную нелегитимность коронации Владислава Неаполитанского замечали и современники: королевская хартия от 5 ноября 1403 г. описывала этот ритуал как «фиктивный», подобное же подчеркивалось и в другом документе, выпущенном в 1404 г. сторонниками Сигизмунда.

В противовес коронации Владислава, король Сигизмунд провел собственную повторную символическую коронацию с публичным возложением святой короны на голову. С символической точки зрения, подобное торжественное ношение короны воспринималось как восстановление королевской легитимности, ранее оспоренной.

Король Владислав вскоре вернулся в Неаполь, доверив управление оставленными территориями Хрвое Вукчичу Хорватиничу как герцогу Сплита. К весне 1404 г. королю Сигизмунду удалось восстановить свою власть на территории практически всего королевства (за исключением Далмации), помиловав большинство восставших, в том числе архиепископа Иоанна и Детре Бебека.

Возвращаясь к культу св. Ласло, необходимо сказать об истории его развития. Король был канонизировал в 1192 г. по инициативе короля Белы III. С самого начала культ святого короля был основан на исключительных моральных добродетелях и физическом совершенстве этого правителя. Представление о физической красоте сделало фигуру св. Ласло крайне привлекательной для дворян, украшавших свои церкви циклами изображений о нем, сосредоточенными на его рыцарских подвигах.

Во второй половине XIV в. популярность культа св. Ласло все росла, что привело к его окончательному превращению в мощный символ страны. Примерно в это же время распространились также и культовые изображения трех святых венгерских королей, которые использовались не только в религиозных, но и в политико-пропагандистских целях.

Стоит отметить, что и король Сигизмунд в течение своего правления постоянно поддерживал культ св. Ласло. В 1406-1407 гг. он поддержал частичную перестройку собора, где хранились мощи святого, а впоследствии выразил желание быть похороненным рядом с его могилой.

Король Владислав Неаполитанский же, напротив, не обращал столь пристального внимания на культ своего личного святого покровителя и предшественника. Тем не менее, венгерские сторонники неаполитанского правителя придавали большое значение не только культу св. Ласло, но и культу св. Иштвана: ряд высокопоставленных прелатов, относящихся к антисигизмундовской коалиции, использовал в своих церквях их образы. Так, например, ряд церквей, в которых были изображены святые венгерские короли, находились во владении семьи Бебеков. Стоит отметить, что все эти фрески были выполнены примерно в одно время, в конце XIV – начале XV вв., что совпадает с политическим кризисом. Частое изображение святых королей в церквях, принадлежащих Бебекам, неудивительно еще и потому, что членов этого рода часто называли Владиславами (Ласло), Эмериками и Иштванами (Стефанами) – это сильно связывало семейство с этими небесными покровителями. Самоидентификация Бебеков и их саморепрезентация через значимые символы королевства стали очевидны после середины XIV в.: начиная с этого времени, они часто использовали на своих гербах двойной крест. Подобное включение общекоролевских символов в геральдику семьи означало, что они четко отождествляли себя с королевством и, кроме того, стремились играть значимую роль в судьбе этого королевства.

В ходе политического кризиса 1401-1403 гг. венгерская знать использовала широкий спектр символических пропагандистских инструментов, призванных доказать законность их действий, направленных против короля. К таким символам можно отнести корону св. Иштвана, геральдику страны, мощи св. Ласло. Образы св. Ласло и других святых венгерских королей использовались для выражения политических идей, также как и венгерская геральдика (которая, к тому же, могла быть использована и для саморепрезентации самой знати). Пропагандистское использование этих символов было усилено их включением в тщательно продуманные ритуалы и символические действия, такие как коронации и присяга на реликвиях.

Ольга Макридина

С видеозаписью доклада можно ознакомиться на youtube-канале Лаборатории.