• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Салернская хроника» и трудности перевода

14 мая состоялась презентация книги Олега Воскобойникова в «Символическом Средневековье». Публикуем репортаж Александры Шуриновой

«Салернская хроника» и трудности перевода

Олег Воскобойников перевел «Салернскую хронику». Очередное заседание «Символического Средневековья», состоявшееся 14 мая 2020 года в уже привычном онлайн-формате, было посвящено презентации этого перевода и трудностям, с которыми сталкивается переводчик средневековых текстов.

Хроника была написала в Салерно в 970-х гг., на землях лангобардов, много контактировавших с разными народами. Автор хроники неизвестен, но Олег Сергеевич склоняется к тому, что ее написал бенедиктинский аббат, Салернский аноним, очень чувствительный к жизни мирян, хорошо понимающий их. Салернский аноним начинает хронику со времен Карла Великого; он очень ценит Павла Диакона, тоже лангобарда, цитирует его стихи, называя его великим представителем своего народа, который постоял за «своих». Этим «своим» и посвящена Салернская хроника, состоящая из рассказов о жизни Салерно, Капуи, Неаполя, нескольких монастырей масштаба Монте-Кассино. Салернский аноним хорошо знаком с бенедиктинской и, в частности, с монтекассинской традицией историописания.
Переходя к трудностям перевода, Олег Сергеевич отметил, что при цитировании средневековых источников и переводе их фрагментов можно столкнуться с проблемой интерпретации, верности полному тексту. С точки зрения Воскобойникова, при работе с источником, имеющим сопроводительную статью или комментарий, стоит сначала прочитать источник, чтобы сформировать свое мнение, поскольку статья может навязать некий образ текста. Также Олег Сергеевич подчеркнул формульность языка средневекового источника – например, такие конструкции, как factum est можно не переводить – они свойственны латинскому языку и могут встречаться в каждом втором абзаце. Важно помнить, что содержание средневекового текста – то, что он говорит, – неотделимо от того, как он это говорит.
Некоторая неправильность латыни хроники, по мнению Воскобойникова, в какой-то степени отражает разговорный язык. Это не значит, что перед нами — некий протоитальянский текст, но все же хроника близка к языку своему времени, зафиксированному, например, в известной фразе, считающейся первой фразой на итальянском языке: «Sao ko kelle terre, per kelle fini que ki contene, trenta anni le possette parte Sancti Benedicti». Нельзя сказать, что в Салернской хронике видно рождение итальянского языка. Нельзя также ответить и на вопрос, когда люди перестали говорить на латинском. Однако латынь, зафиксированная хроникой, как уже было сказано, «отражает улицу».  
Один из главных принципов перевода средневекового текста, по словам Воскобойникова — использовать минимум непрямых значений слов. Главное в работе переводчика средневековых текстов – открыть своим переводом окно в прошлое. Адекватный перевод вполне может быть литературным. Текст должен восприниматься современным читателем так же нормально, как он воспринимался в 970-х гг. Автор «Салернской хроники» переходит на другой стилистический уровень лишь при цитировании чужой поэзии.
Воскобойников напомнил, что при переводе необходимо отталкиваться не только от словаря, но и от истории слов – в словарях не всегда есть нужные значения. Последнее, что отметил докладчик: при работе со средневековыми древностями мы имеем право воспринимать их телеологически – как предвестие той истории, которую мы уже знаем. Мы должны руководствоваться, прежде всего, знаниями языка и грамматики, но также важно иногда учитывать то будущее, к которому текст нас ведет.
Участники семинара высоко оценили работу Воскобойникова: его стилистику, тональность и, конечно, точность подбора лексики. Александр Иванович Сидоров предостерег переводчиков средневековых текстов от использования анахронизмов и искусственной антикизации русской речи. Анастасия Ануфриева отметила, что «Хронику» продуктивно использовать в семинарах, изучая на ее примере работу с датировкой нарративного источника: так, любопытно было бы разобраться в том, какова позиция автора в противоборстве разных партий южноитальянской знати (прооттоновской и провизантийской, сторонников князя Беневенто Пандульфа и салерского князя Гизульфа).
Кроме того, в ходе дискуссии родилась идея об организации конференции или семинара, посвященного переводчу средневековых текстов и «правилам игры» на этом поле.

 
Александра Шуринова