• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Трансформация Римской империи. Верена Эпп в «Символическое Средневековье»

Германская исследовательница Верена Эпп открыла новый сезон семинара «Символическое Средневековье»

11 сентября 2019 г. в Лаборатории медиевистических исследований выступила профессор Марбургского университета Верена Эпп. Она представила доклад под названием «Трансформация поздней Римской Империи» на английском языке.

Оттолкнувшись, как это водится при рассмотрении вопросов, связанных с «падением» Римской империи, от идей Эдварда Гиббона, докладчица напомнила слушателям о том, что современная наука предпочитает говорить о структурных изменениях, произошедших с Империей, нежели сокрушаться о ее скоропостижном конце. Собственный доклад Верены был посвящен этим изменениям, которые она сравнивала с чертами стабильности Империи.

Профессор Эпп не отрицает факта политической дезинтеграции Римской империи. Главными катализаторами этого процесса она назвала миграции так называемых «варварских» народов, спровоцированные нашествием гуннов, протяженность границ западной половины империи (в сравнении с восточной), непримиримость внутрихристианской полемики, терзавшей римский мир с IV в., а также варваризацию армии, в особенности тех ее частей, что располагались вдоль лимиса. В то же время, подчеркнула докладчица, говоря о миграциях «варварских» племен, нужно помнить, что их «нашествия» не были завоеваниями. Это были перемещения больших групп людей, которые стремились к лучшей жизни – их влекли богатства и культурные достижения римлян, сосредоточенные в первую очередь в их великих городах. Восточную половину империи спасли, как уже было отмечено, менее протяженные границы, а также более густое и богатое население.

Итак, западная империя обращалось во что-то новое, на ее месте появились так называемые «варварские» королевства. Однако, по мысли докладчицы, стоит аккуратно выделять как и те черты, что указывают на изменения в политическом и общественном устройстве на этих территориях, так и элементы стабильности. К первым относится деурбанизация, или рурализация, территории западной империи, постепенное угасание и разрыв сложившихся до того торговых связей, превращение латифундий богатых патронов в хозяйства манориального типа. Разумеется, существенные изменения связаны со стремительно возраставшей ролью христианской церкви. В IV-V вв. именно христианские администраторы – епископы – стали лидерами локальных сообществ, что было признано императорской властью. Церковь перенимала некоторые из государственных функций, власть папы конкурировала с императорской, разрабатывались новые, связанные с христианским вероучением, формы политической легитимации. Новой основой политического порядка стал консенсус между епископами, правителями и крупными магнатами.

Однако какие-то черты старого порядка сохранились и даже обрели новую жизнь. Например, монархия как политическая форма была воспринята и унаследована сменившими римского императора властителями. Оставались по сути своей римскими и формы демонстрации власти, идеи общего дела – res publica – вошли в арсенал политических практик репрезентации в «варварских» королевствах. Продолжала жить римская фискальная система, а также, конечно, римское право, воспринятое многочисленными варварскими leges. Ведущим общественным классом осталась аристократия, просто приобретшая несколько иные черты. Доминирующим остался и латинский язык, и, разумеется, сама римская культура, на которую очень во многих аспектах опиралась культура раннего, а после и зрелого средневековья.


Герман Бароян