• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Михаил Бойцов выступил с докладом на конференции про Максимилиана I

12 июня Михаил Бойцов прочитал в Ганновере доклад на юбилейной конференции, посвященной Максимилиану I.

12 июня Михаил Бойцов выступил с докладом "Канцелярская гармония короля Максимилиана" на международной конференции "Максимилиан I. (1459-1519) и музыка. Реальное присутствие против виртуальной коммуникации".

Нынешний год - в одном отношении юбилейный: исполнилось пятьсот лет со дня кончины императора Максимилиана I Габсбурга - человека и правителя безусловно незаурядного. Естественно, в честь Максимилиана проводятся сейчас разные мероприятия - прежде всего в Австрии (особенно в Тироле) и на юге Германии. Ганновер - место для максимилиановых торжеств неожиданное.  Здесь император никогда не бывал: так далеко на север он вообще не забирался. Впрочем, можно сказать, что вот как раз и добрался - через пол тысячелетия после кончины...

Большая трехдневная конференция состоялась по инициативе музыковедов, объединившихся вокруг ежегодника Troja, посвященного ренессансной музыке, но приглашены были также историки искусства, книжного дела, да и просто историки. От общения выиграли все стороны, причем несколько эпизодов оказались совсем показательными: представитель одной дисциплины с легкостью отвечал на вопрос, над которым перед тем долго и безрезультатно бился представитель дисциплины другой, хотя и совсем соседней. К счастью, организаторы вообще не стремились ограничивать дело музыкой как таковой, что как раз и позволило прочитать доклад, посвященный вовсе не капелле Максимилиана, а его канцелярии. Вернее, представлениям Максимилиана и его соратников о том, как идеальная канцелярия должна быть устроена. Вот тут-то как раз и обнаруживается сходство с музыкой. С одной стороны, музыка и власть сходны в том, что призваны создавать то ли из ничего, то ли из хаоса гармонию и поддерживать ее, так или иначе варьируя.  С другой стороны, музыкантам такое обычно удается, а вот правителям - нет. Поэтому  для их легитимации необходима хотя бы иллюзия того, что им удается обеспечивать социальный порядок - отсвет порядка космического. Документ, в котором описывается, как канцелярия должна работать, оказывается при ближайшем рассмотрении столь же утопичным, как и любые иные официальные распорядки придворной жизни. С одной стороны, на бумаге все расписано так убедительно, что эффективность управленческого процесса должна была потрясать, доставляя счастье до слез благодарным подданным. С другой же стороны, Максимилиану явно проще было предложить прикоснуться к мировой гармонии слушателем его капеллы, нежели просителям, дожидающимся решения их запросов на пороге его канцелярии...

Говорить о гармонии и музыке, не слушая самой музыки, было бы странно. И действительно, в программу был включен музыкальный вечер в городской церкви, на котором преподаватели и учащиеся Института старинной музыки Высшей школы музыки в Троссингене представили "Музыку для Максимилиана". Придворная музыка конца XV - начала XVI вв. была весьма рафинированной: ни в каком примитивизме ее упрекнуть не удастся.  Единственно, точности восприятия мешало выразительное надгробие Лейбница в углу цекрви. Как-то его ossa самим своим присутствием и видом рвали связь между музыкальной культурой бургундского двора и композиторами Максимилиана, отвлекая зрителя и слушателя к началу XVIII в...  

И все же, почему конференция прошла в Ганновере? Фонд Фольксвагена устроил в этом городе великолепный центр для проведения научных конференций, чем притянул сюда много научных событий. Поскольку с такими элементами академической инфраструктуры у нас пока знакомы плохо, стоит посвятить ему пару строк. 

Герцоги Брауншвейг-Люнебургские, а потом короли Ганноверские выстроии себе на протяжении XVII-XIX в. дворец Херренхаузен с регулярным парком. Во время бомбежки в 1943 г.  все это погибло и простояло в руинах вплоть до 2000-х годов. Потом Фонд Фольксвагена восстановил сад и внешний вид дворца, разместив внутри него отделение местного музея, а самое главное, большой и современный центр для проведения конгрессов и конференций. При желании можно там, конечно, и свадьбу отпраздновать, и государственный прием провести, но все же главное - это научные встречи. Их может быть сразу много и выходит довольно занятно, когда в перерывах на чай и кофе к буфетам стекаются сразу физики, политологи, историки и представители еще каких-то - порой совершенно неведомых - дисциплин. Многочисленный персонал неусыпно заботится о том, чтобы бэджики были у каждого, техника исправно работала, бутылки с водой и соками не кончались, обеды и ужины удивляли изобилием... Все удовольствия даром - включая чашечку эспрессо у барной стойки... В перерывах между заседаниями интеллектуалам в их полное распоряжение  предоставляется роскошный парк, в котором им легко можно затеряться то ли в почти версальских зеленых лабиринтах, то ли среди золотых статуй, воплощающих китч XVIII в., то ли в гротах, заново оформленных на манер  китча уже XXI в... Спасибо Фонду Фольксвагена за столь креативную обстановку!    


Программа (PDF, 235 Кб)