• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

В Высшей школе экономики прошла конференция «Как создается "современное" Средневековье, или Medievalism Studies »

Выпускник бакалаврской программы «История» Даниил Котов посетил конференцию, организованную Лабораторией медиевистических исследований, ИГИТИ и журналом Vox medii aevi, и написал о ней репортаж

29 и 30 мая 2019 года на Мясницкой 9/11 прошла конференция, посвящённая медиевализму в различных сферах современной жизни. Затронуты были преподавание, кино, музыка, компьютерные игры. Круг докладчиков был весьма разнообразным: среди них были и историки, и преподаватели истории, и представители различных социальных наук. Конференция поставила ряд фундаментальных вопросов и наметила перспективные направления для размышлений.
афиша конференции

Серия докладов первого дня началась с блока, посвящённого концепту Средневековья. П. С. Бычков в своём докладе сделал заключение, что в неофициальной культуре СССР периода застоя (1964-1984) Средневековье использовалось либо как аллегория Большого террора, либо как способ сбежать из реальности в некий чужой мир. Византинист С. А. Иванов посвятил доклад восприятию Византии в русской культуре XX века. Согласно этому докладу, русская эмиграция воспринимала Византию как потонувшую Атлантиду. Так, Марина Цветаева с наслаждением вспоминала лекции одного из известнейших византинистов начала XX века Н. П. Кондакова и приятность звучания слова «скарамангий», значение которого она явно не помнила. Украинские и белорусские националисты, напротив, считали Византию врагом, который навязал славянам христианство с целью подчинить их. Иосиф Бродский же в своём стихотворении «Бегство из Византии» называл Византию виновной в появлении советского тоталитаризма. О том же  писал и знавший историю Византии значительно глубже историк А. П. Каждан. С. Г. Мереминский в своём выступлении рассказал о восприятии 1066 года (т. е. нормандского завоевания) в английской литературе XIX – начала XX века. Главным популяризатором этой даты можно назвать Вальтера Скотта, посвятившего нормандскому завоеванию Англии свой знаменитый роман «Айвенго». Однако Скотт ранее писал только о Шотландии, а со средневековой историей Англии был знаком достаточно поверхностно. В «Айвенго» же основной задачей писателя было не воссоздать эпоху, а показать единение двух народов. Эта идея была важна для Скотта, потому что он выступал за объединение шотландцев и англичан, устранение вражды между ними. Именно поэтому ключевые фигуры романа, англосаксы Айвенго и Локсли, в итоге всё же приняли нормандскую культуру. Для короля Ричарда тоже важно было объединить два народа. Интересно также осмысление нормандского завоевания в учебнике по истории, посвящённый Вильгельму Завоевателю отрывок из которого использовал Льюис Кэрролл в своей знаменитой книге «Приключения Алисы в стране чудес» (в русском переводе Набокова этот отрывок заменён на текст о Владимире Мономахе из учебника С. Ф. Платонова по истории России). В предисловии к этому учебнику говорится, что история Англии начинается с вражеских завоеваний, но затем Англия усиливается и в XIX веке приобретает положение top nation (ведущей нации). Эта идея утратила актуальность после Первой мировой войны, когда Англия утратила своё военное и политическое доминирование в Европе и мире. Тогда падает и интерес к нормандскому завоеванию. В завершившем секцию докладе политолог Я. Ю. Старцев провёл количественный анализ употребления средневековых терминов в российских статьях по политологии. Он пришёл к выводу, что связанные со Средневековьем термины (напр. феодализм) используются для обозначения проявлений неопатримониализма, например, связи власти и собственности, трайбализма, непотизма.

Несколько интересных докладов было посвящено медиевализму в музыке. Кандидат искусствоведения Московской государственной консерватории Е. М. Двоскина рассказала о популярном в интернете коллективе Medievallica, исполняющем рок-хиты в средневековой музыки. Ценность творчества коллектива, по мнению докладчицы, состоит в том, что его участники смогли преодолеть «запуганность» академических музыкантов по отношению к добарочной музыке. Основатель коллектива нижегородский музыкант Даниил Рябчиков никогда не занимался музыкой профессионально, но до увлечения средневековой музыкой играл рок. Поэтому ему оказалось несколько легче исполнять средневековые мелодии: как и рокеры, средневековые музыканты своей музыкой стремились объединить большие массы людей, в то время как творчество академических музыкантов всегда было направлено на узкую элитарную среду. Исследовательница британской рок-музыки А.С. Колесник посвятила свой доклад средневековым образам в хеви-метале 1980-х гг. Здесь обращение к Средневековью было способом творческого осмысления реальности. Средневековые мотивы появились в творчестве хеви-метал-групп в первой половине десятилетия. У Iron Maiden переломным моментом стало примирение с премьер-министром Маргарет Тэтчер в 1981 году. Группа прекратила использовать на обложках своих синглов изображения Тэтчер (которая, по совпадению, из-за жёсткости ряда своих мер имела бытовавшее в прессе и публицистике прозвище Iron Maiden, «железная дева»). Вместо этого Iron Maiden стали привлекать исторические образы (мифологические и военные сюжеты, известных личностей). Тогда же в музыке группы блюзовые гармонии были заменены симфоническими. При этом в описание исторических событий и персонажей участники группы вкладывали свой взгляд на проблемы современного им общества. Похожим образом исторические темы в своём творчестве использовали и другие британские хеви-метал-группы, например, Saxon, выпустившие в 1984 г. посвящённый Крестовым походам альбом «Crusader». Привязка к конкретным событиям в альбоме отсутствовала, основной темой была борьба добра и зла. Доклад А.В. Кульпиной был посвящён использованию академических мотивов в академической музыке XX века. В ней до Второй мировой войны (1939-1945) судьбу аутентизма решали маргиналы и аутсайдеры. Однако после войны ситуация изменилась, и аутентичная музыка различных стран и периодов (в т. ч. Средних веков) вышла на массовый рынок. Множественность трактовок средневековых мелодий (их можно было исполнять разными способами) была выгодна для крупных звукозаписывающих компаний. Композитор-аутентист превратился из маргинала в учёного, воссоздающего мелодии прежних времён. Однако немецкий композитор Маурисио Кагель не подчинился общей тенденции. Обратившись к ренессансной музыке (Ренессанс докладчица отнесла к Средневековью), он начал сочинять собственные мелодии для инструментов того времени. При этом он сохранял ренессансные тональности, техники игры. Основным устремлением Кагеля, согласно одному из интервью, было воссоздать «отсутствующий элемент музыкальной истории». Таким образом, Кагель оказался духовно ближе к средневековым музыкантам, чем некоторые коммерческие композиторы, пытавшиеся воспроизвести средневековые мелодии при помощи более поздних техник.

Ещё один блок был посвящён осмыслению Средневековья в преподавании. Н. М. Долгорукова рассказала о распространении переписки Абеляра и Элоизы в России. Первый перевод переписки Абеляра и Элоизы был выполнен А. И. Дмитриевым в 1783 году. В то время формировалось понятие женского чтения, женской библиотеки. Ряд интеллектуалов выступал за то, чтобы сделать женщину арбитром вкуса в свете. О важности женщин писал Н. М. Карамзин в своём «Послании к женщинам» (1795). Переписка Абеляра и Элоизы вместе с произведениями Карамзина составила основу новой литературы для женщин. По совпадению, тогда же в России стал распространяться важный философский труд Руссо «Новая Элоиза» (переведён на русский в 1769 г.). К. В. Бабенко посвятила своё выступление изменению истории Абеляра и Элоизы в советских и российских школьных учебниках истории. В них Абеляр, как правило, изображался борцом за справедливость, и значение его любовной истории с Элоизой преуменьшалось. Часто писали, что Абеляр ушёл в монастырь не из-за оскопления, а из-за общественного осуждения его взглядов. При этом Элоизе приписывали внешнюю красоту, о которой в источниках XII века ничего не сказано. В одном из учебников авторы придумали надпись на могиле Абеляра и Элоизы: «Да отдохнут они от скорбного труда и любви». Таким образом, Элоизу изображали как прекрасную спутницу «рыцаря разума» Абеляра. Е. А. Колосков рассказал об образе Средневековья в школьных учебниках Боснии и Герцеговины, Сербии, Албании и Македонии. Докладчик отметил, что во всех этих странах отсутствует разделение на отечественную и всемирную историю. При этом Германия и Британия затрагиваются далеко не всегда, а об Италии говорится только в албанском учебнике при описании восстания Скандербега. При этом много внимания уделено описанию истории соседних государств. Средневековые славянские государственные образования привязываются к современным государствам, из-за чего некоторые важные политические единицы славян того времени обходятся вниманием. Подробнее всего история славян описывается в сербском учебнике, где славянам посвящён отдельный раздел «Славянский мир». При этом в сербском и македонском учебнике практически не говорится о восстании Скандербега, важном для Албании. А. Е. Тарасов в своём докладе коснулся преподавания истории Средних веков в университете. Он предложил использовать отрывки из фильмов при проведении занятий, потому что яркие визуальные образы помогают привить интерес к Средневековью, осмыслить некоторые явления его истории. Так, запоминающаяся сцена молитвы царя в начале фильма П. Лунгина «Царь» иллюстрирует концепцию А. Л. Юрганова, согласно которой Опричнина была обусловлена апокалиптическими настроениями середины XVI в. Пляска в фильме И. Бергмана «Седьмая печать» же показывает один из важнейших средневековых иконографических сюжетов, пляску смерти.

Доклад был Д. В. Байдужа посвящён использованию средневековой геральдики в современной российской исторической реконструкции. Согласно этому докладу, при создании гербов реконструкторы обычно опираются не на средневековые принципы, а на современный иконографический канон. Эффективность и привлекательность эмблематики для реконструкторов важнее, чем историческая точность. Иногда реконструкторы убирают со средневековых изображений непривлекательные для современного зрителя элементы. Докладчик рассказал много и о самом российском реконструкторском движении, потому что сам был в течение определённого времени причастен к нему и занимался разработкой гербов для реконструкторских клубов. Рассказ вызвал большой интерес у слушателей. Т. А. Матасова посвятила свой доклад популяризации русского Средневековья. По её мнению, традиционный способ популяризации Средних веков через героев неэффективен. Главное, что может привлечь людей к Средним векам – экзотика. «До чего история далека от сегодняшнего мира!» – писал Умберто Эко в предисловии к своему роману «Имя розы». Именно далёкие от современной реальности элементы Средних веков могут привлечь аудиторию. Среди этих элементов нетрадиционные формы религиозности (напр. святые с головами животных), искусство, представления о любви. Преподавательница истории в московской школе №57 В.Г. Потопаева подняла в своём выступлении такую проблему, как падение интереса к русскому Средневековью в современном школьном преподавании истории. Одну из причин этой проблемы докладчица видит в практической неприменимости знаний о русском Средневековье. На государственных экзаменах важнее история XVIII-XX веков. Поэтому более ранняя история теряет смысл в глазах так называемых «интенсивных родителей», которые со средней школы нацеливают своих детей на работу на результат и успешную сдачу ОГЭ и ЕГЭ. Вторую причину докладчица видит в отсутствие связи между подходами к обучению высшей школы и средней школы. «Забудьте всё, чему вас учили в школе!» – такой призыв слышали в годы обучения в университете многие. Поэтому являющаяся важной частью программы по истории в вузах средневековая история Руси практически игнорируется в школах. Третьей причиной докладчица назвала бόльшую популярность западного Средневековья в сравнении с русским. Завершили первый день конференции создатели известнейшего паблика «Страдающее Средневековье» К.П. Мефтахудинов и М.С. Долинский. Они рассказали о созданном на основе этого паблика медиапроекте «Высокое Средневековье». Изначально проект был создан, чтобы рассказать о Средневековье через изображения, лежащие в основе популярных мемов «Страдающего Средневековья». Однако проект сообщает о Средних веках и в других форматах. Среди этих форматов тексты о различных явлениях Средних веков, тесты по образцу ресурсов типа «Медузы» и «Арзамаса». Основная ценность авторов «Высокого Средневековья» – живой современный язык, который отличает их материалы от «Википедии».

 

Во второй день доклады были не менее интересными и содержательными. Первый доклад, рассказанный В. В. Ткаченко, был посвящён истории понятий «Древняя Русь» и «Средневековая Русь» в XVIII-XIX вв. В докладе говорилось, что слово «древний» до Петра I традиционно ассоциировалось с историей Ветхого Завета. При этом в историописании существовало деление на «древнее» (хорошее) и «новое». Представления о некой «средней» эпохе между этими двумя не существовало. Точно так же представлений о русском Средневековье не было и в XVIII веке. Древняя (т. е. допетровская) Русь в то время часто ассоциировалась с античностью. Так, во время представления в Киеве в честь приезда императрицы Елизаветы Петровны (1744) мифического основателя города Кия изобразили следующим образом: студента академии нарядили в старика и посадили в колесницу, запряжённую пегасами. Кроме того, иногда Русь осовременивали. К примеру, на картине Г. И. Угрюмова «Взятие Казани» вместо Ивана IV Грозного изображён Пётр I, а в «Записке о древней и новой России» Н. М. Карамзина не используется слово «Русь». В 30-40-е гг. XIX в. славянофилы Чичерин и Киреевский начинают противопоставлять русское Средневековье западному в своих трудах. Однако термин «Средневековая Русь» в то время по-прежнему отсутствует. Он появляется только в 1920-30-е гг. вместе с термином «Феодальная Русь», которому он, по-видимому, был синонимичен.

Ещё один примечательный доклад, прочитанный доцентом Бурятского государственного университета А. В. Михалевым, был посвящён даурской готике. Этим термином докладчик обозначает романы, рок-музыку и комиксы, где повествуется о бароне Унгерне и его деяниях в характерных для европейского готического романа формах. Даурская готика заимствовала из европейской устройство воображаемой вселенной, где обязательно есть рыцарь, король, демоны, вампиры, колдуны, монахи, монастыри и замки. В роли рыцаря выступает Унгерн, в роли короля – последний император Китая Пу И, в роли монаха – Джа-Лама, голову которого по легенде поднесли Ленину как символ власти. Аналогом замков стали степные крепости, известные по источникам. Первым произведением такого рода был роман лично знакомого с Унгерном польского писателя Фердинанда Осиновского «Люди, боги, звери» (1922). Расцвет этого стиля начался в 1990-е гг., когда новые и старые книги об Унгерне стали выходить ежегодно.

Доклад В. В. Котова был посвящён влиянию гуситов на возникшее в XIX в. движение «соколов». Важным элементом идеологии «соколов» был чешский национализм. Поэтому основатели движения были поклонниками Гуса и Жижки, но сузили их деяния до борьбы с немцами и клерикализмом. При этом «соколы» заимствовали у гуситов такие этические принципы, как воинская доблесть и самоограничение в повседневной жизни

 Один из крупнейших современных специалистов по истории допетровской Руси Н. С. Борисов в своём докладе рассказал об отражении Средневековой Руси в массовой культуре современной России. Он отметил, что если в начале XX века известный философ В. В. Розанов писал, что Россия не уважает себя, то в наше время Россия усиленно учится этому. В частности, российские деятели культуры и искусства находят в прошлом своей страны персонажей, которые могут служить идеалом и в современности. Ещё в 1940-е гг. советское искусство «нашло» Александра Невского. В 1990-е гг. российская массовая культура вновь открыла в аудитории пренебрегаемых в советское время Владимира Святого, Сергия Радонежского, Екатерину II. Особенно плодотворным обращение к Владимиру Святому. Этот многогранный персонаж оставил след и в светской истории, и в церковной истории, и в фольклоре. Фольклорная сторона была очень остроумно раскрыта в мультфильме «Князь Владимир» (2004). Однако раскрывающий Владимира как светского правителя и христианского героя фильм «Викинг» (2016) оказался не столь удачным из-за бедности сценария. Не увенчались успехом также попытки снять популярные фильмы о Евпатии Коловрате, Сергии Радонежском. Отвечая на один из вопросов, докладчик упомянул, что современным поколенческим идеалом может послужить также М. В. Ломоносов – не просто рыбак, который уехал учиться в Москву, но настоящий self-made man, добившийся успеха несмотря на всеобщее осуждение.

О. С. Воскобойников посвятил свой подробный и захватывающий рассказ восприятию Средневековья в авторском кино. Основатель итальянского неореализма Роберто Росселини снял по «Цветочкам» Франциска Ассизского фильм «Франциск, менестрель Божий» (1950). Основной целью этого фильма было показать тяжесть травмы войны. Жизнь Франциска же служила метафорой истории Италии, и важную роль здесь сыграл мотив дороги, на которой Франциск странствовал со своими учениками. Один из крупнейших режиссёров авторского кино XX века Ингмар Бергман активно использовал средневековые мотивы в фильме «Седьмая печать» (1957). Сам по себе фильм был вдохновлён нестандартной иконографией пляски смерти на картинах церкви в местечке Тебю под Стокгольмом. Ранее Бергман снимал преимущественно фильмы об отношениях между полами, но в 36-37 лет режиссёру «надоели все эти семейные дрязги», как он признался в одной из своих тетрадей. «Седьмая печать» затрагивала фундаментальные вопросы жизни, для размышления над которыми использовались темы Апокалипсиса и Страшного Суда. В другом своём фильме «Девичий источник» (1960) Бергман развил средневековую мысль об эстетике уродства. «Я покажу всю мерзость человека, но это будет очень красиво», – писал Бергман о фильме в одной из своих тетрадей. При этом существовавшую в его время литературу о Средневековье Бергман вряд ли читал. Психологическая точность была для Бергмана важнее филологической. Интересным образом использовал Средневековье отечественный режиссёр А. Герман в своём последнем фильме «Трудно быть богом» (2013). Этот фильм является самой интровертной работой режиссёра, который на тот момент уже испытывал серьёзные проблемы со здоровьем и предвидел свою смерть. Действие фильма происходит в городе, который остался в Средневековье (Ренессанса в нём не было). На протяжении действия фильма зло постоянно накладывается на зло, а затем Орден приходит и захватывает город. Возможно, в такое повествование автор хотел вложить свои размышления о роли церкви в обществе.

Доклад специализирующегося на истории Каролингов аспиранта НИУ ВШЭ Н. А. Федонникова был посвящён образу королевской власти в мире саги Джорджа Мартина «Песнь Льда и Пламени», который лёг в основу одного из популярнейших произведений современного массового кино – сериала «Игра престолов». У династии Даргариенов существовал свой способ легитимации – умение управлять драконами, которое представители династии объясняли драконьим происхождением. Из-за этого уникального навыка даже нахождение несовершеннолетнего короля на престоле не создавало проблемы. Однако когда драконы вымерли, Даргариены пережили кризис идентичности. Также в Мире Льда и Пламени существовала ярко выраженная столица, Королевская Гавань. Короли активно отстраивали её, потому что здания столицы служили для репрезентации королевской власти. Своей волей обладал и Железный Трон. Недостойный правитель мог пораниться об него. Весьма значительной была роль церкви. Как и в средневековых королевствах, помазание было способом легитимации власти короля. Отказ короля от помазания приводил к восстаниям священных орденов и простого народа.

Ещё один интересный доклад, прочитанный А. С. Ануфриевой, был посвящён идее синхронизации в компьютерной игре Assassin’s Creed (2007). Эта идея предполагает модель воссоздания реальности прошлого, альтернативную реконструкции. Реконструкция предполагает, что современный человек может полностью погрузиться в другую эпоху. Однако многие современные историки отрицают этот тезис, говоря об условности восприятия прошлого. Создатель Assassin’s Creed Патрис Дезиле, обладающий хорошим гуманитарным образованием, решил проблему при помощи синхронизации Средних веков и современности. Герой игры – обычный современный бармен Дезмонд Майлз, который получает возможность переместиться в 1191 год и действовать там от лица своего предка, ассасина Альтаира ибн-Ла-Ахада. Однако герой не может сразу повторить все действия своего предка. В игре вместо стандартного для компьютерных игр показателя здоровья вводится показатель синхронизации, который показывает соответствие действий героя оригинальным действиям ассасина. Когда герой всё же воспроизводит все действия своего предка, он отправляется обратно в современность, при этом сохраняя приобретённые в Средневековье способности.

Последний доклад второго дня был прочитан М. В. Дмитриевым. В докладе рассматривался вопрос применимости понятия «Ренессанс» и «гуманизм» к российской истории. Первым проявлением гуманизма в России иногда считают литературу жидовствующих, одной из ересей XV века. Кроме того, к гуманизму относят Максима Грека и Фёдора Карпа, а также более позднего деятеля И. Курбского. Но сравнивая этих русских мыслителях с европейскими гуманистами, необходимо учитывать, что они полагались на разные традиции и формировались в разных условиях. Российские интеллектуалы в своих рассуждениях опирались на византийскую литературу, например, Иоанна Дамаскина, Василия Великого. В осознании человека как венца творения русские мыслители не видели ничего удивительного. То, что западноевропейская мысль «вспомнила» во время Ренессанса, византийская мысль не забывала. Поэтому понятия «Ренессанс» и «гуманизм» нерелевантны для российской истории.

Конференция завершилась оживлённой дискуссией по прозвучавшим на ней докладам. Во время дискуссии участники выделили ряд вопросов, дающих повод для размышления. Следует ли использовать изобретённое в Европе понятие «Средние века», говоря об истории России? Какими способами можно популяризовать историю допетровской Руси и средневековой Европы? Каких принципов следует придерживаться, пытаясь воссоздать средневековые реалии? И это – далеко не полный список интересных вопросов, которые были поставлены докладами конференции.

Даниил Котов

28 и 29 мая на Мясницкой 9/11 прошла конференция, посвящённая медиевализму в различных сферах современной жизни. Затронуты были преподавание, кино, музыка, компьютерные игры. Круг докладчиков был весьма разнообразным: среди них были и историки, и преподаватели истории, и представители различных социальных наук. Конференция поставила ряд фундаментальных вопросов, позволила выделить интересные направления для размышлений.

Серия докладов первого дня началась с блока, посвящённого концепту Средневековья. П. С. Бычков в своём докладе сделал заключение, что в неофициальной культуре СССР периода застоя (1964-1984) Средневековье использовалось либо как аллегория Большого террора, либо как способ сбежать из реальности в некий чужой мир. Византинист С. А. Иванов посвятил доклад восприятию Византии в русской культуре XXвека. Согласно этому докладу, русская эмиграция воспринимала Византию как потонувшую Атлантиду. Так, Марина Цветаева с наслаждением вспоминала лекции одного из известнейших византинистов начала XXвека Н. П. Кондакова и приятность звучания слова «скарамангий», значение которого она явно не помнила. Украинские и белорусские националисты, напротив, считали Византию врагом, который навязал славянам христианство с целью подчинить их. Иосиф Бродский же в своём стихотворении «Бегство из Византии» называл Византию виновной в появлении советского тоталитаризма. О том же  писал и знавший историю Византии значительно глубже историк А. П. Каждан. С. Г. Мереминский в своём выступлении рассказал о восприятии 1066 года (т. е. нормандского завоевания) в английской литературе XIX– начала XXвека. Главным популяризатором этой даты можно назвать Вальтера Скотта, посвятившего нормандскому завоеванию Англии свой знаменитый роман «Айвенго». Однако Скотт ранее писал только о Шотландии, а со средневековой историей Англии был знаком достаточно поверхностно. В «Айвенго» же основной задачей писателя было не воссоздать эпоху, а показать единение двух народов. Эта идея была важна для Скотта, потому что он выступал за объединение шотландцев и англичан, устранение вражды между ними. Именно поэтому ключевые фигуры романа, англосаксы Айвенго и Локсли, в итоге всё же приняли нормандскую культуру. Для короля Ричарда тоже важно было объединить два народа. Интересно также осмысление нормандского завоевания в учебнике по истории, посвящённый Вильгельму Завоевателю отрывок из которого использовал Льюис Кэрролл в своей знаменитой книге «Приключения Алисы в стране чудес» (в русском переводе Набокова этот отрывок заменён на текст о Владимире Мономахе из учебника С. Ф. Платонова по истории России). В предисловии к этому учебнику говорится, что история Англии начинается с вражеских завоеваний, но затем Англия усиливается и в XIXвеке приобретает положение topnation(ведущей нации). Эта идея утратила актуальность после Первой мировой войны, когда Англия утратила своё военное и политическое доминирование в Европе и мире. Тогда падает и интерес к нормандскому завоеванию. В завершившем секцию докладе политолог Я. Ю. Старцев провёл количественный анализ употребления средневековых терминов в российских статьях по политологии. Он пришёл к выводу, что связанные со Средневековьем термины (напр. феодализм) используются для обозначения проявлений неопатримониализма, например, связи власти и собственности, трайбализма, непотизма.

Несколько интересных докладов было посвящено медиевализму в музыке. Кандидат искусств Московской государственной консерватории Е. М. Двоскина рассказала о популярном в интернете коллективе Medievallica, исполняющем рок-хиты в средневековой музыки. Ценность творчества коллектива, по мнению докладчицы, состоит в том, что его участники смогли преодолеть «запуганность» академических музыкантов по отношению к добарочной музыке. Основатель коллектива нижегородский музыкант Даниил Рябчиков никогда не занимался музыкой профессионально, но до увлечения средневековой музыкой играл рок. Поэтому ему оказалось несколько легче исполнять средневековые мелодии: как и рокеры, средневековые музыканты своей музыкой стремились объединить большие массы людей, в то время как творчество академических музыкантов всегда было направлено на узкую элитарную среду. Исследовательница британской рок-музыки Александра Колесник посвятила свой доклад средневековым образам в хеви-метале 1980-х гг. Здесь обращение к Средневековью было способом творческого осмысления реальности. Средневековые мотивы появились в творчестве хеви-метал-групп в первой половине десятилетия. У IronMaidenпереломным моментом стало примирение с премьер-министром Маргарет Тэтчер в 1981 году. Группа прекратила использовать на обложках своих синглов изображения Тэтчер (которая, по совпадению, из-за жёсткости ряда своих мер имела бытовавшее в прессе и публицистике прозвище IronMaiden, «железная дева»). Вместо этого IronMaidenстали привлекать исторические образы (мифологические и военные сюжеты, известных личностей). Тогда же в музыке группы блюзовые гармонии были заменены симфоническими. При этом в описание исторических событий и персонажей участники группы вкладывали свой взгляд на проблемы современного им общества. Похожим образом исторические темы в своём творчестве использовали и другие британские хеви-метал-группы, например, Saxon, выпустившие в 1984 г. посвящённый Крестовым походам альбом «Crusader». Привязка к конкретным событиям в альбоме отсутствовала, основной темой была борьба добра и зла. Доклад Александры Кульпиной был посвящён использованию академических мотивов в академической музыке XXвека. В ней до Второй мировой войны (1939-1945) судьбу аутентизма решали маргиналы и аутсайдеры. Однако после войны ситуация изменилась, и аутентичная музыка различных стран и периодов (в т. ч. Средних веков) вышла на массовый рынок. Множественность трактовок средневековых мелодий (их можно было исполнять разными способами) была выгодна для крупных звукозаписывающих компаний. Композитор-аутентист превратился из маргинала в учёного, воссоздающего мелодии прежних времён. Однако немецкий композитор Маурисио Кагель не подчинился общей тенденции. Обратившись к ренессансной музыке (Ренессанс докладчица отнесла к Средневековью), он начал сочинять собственные мелодии для инструментов того времени. При этом он сохранял ренессансные тональности, техники игры. Основным устремлением Кагеля, согласно одному из интервью, было воссоздать «отсутствующий элемент музыкальной истории». Таким образом, Кагель оказался духовно ближе к средневековым музыкантам, чем некоторые коммерческие композиторы, пытавшиеся воспроизвести средневековые мелодии при помощи более поздних техник.

Ещё один блок был посвящён осмыслению Средневековья в преподавании. Н. М. Долгорукова рассказала о распространении переписки Абеляра и Элоизы в России. Первый перевод переписки Абеляра и Элоизы был выполнен А. И. Дмитриевым в 1783 году. В то время формировалось понятие женского чтения, женской библиотеки. Ряд интеллектуалов выступал за то, чтобы сделать женщину арбитром вкуса в свете. О важности женщин писал Н. М. Карамзин в своём «Послании к женщинам» (1795). Переписка Абеляра и Элоизы вместе с произведениями Карамзина составила основу новой литературы для женщин. По совпадению, тогда же в России стал распространяться важный философский труд Руссо «Новая Элоиза» (переведён на русский в 1769 г.). К. В. Бабенко посвятила своё выступление изменению истории Абеляра и Элоизы в советских и российских школьных учебниках истории. В них Абеляр, как правило, изображался борцом за справедливость, и значение его любовной истории с Элоизой преуменьшалось. Часто писали, что Абеляр ушёл в монастырь не из-за оскопления, а из-за общественного осуждения его взглядов. При этом Элоизе приписывали внешнюю красоту, о которой в источниках XIIвека ничего не сказано. В одном из учебников авторы придумали надпись на могиле Абеляра и Элоизы: «Да отдохнут они от скорбного труда и любви». Таким образом, Элоизу изображали как прекрасную спутницу «рыцаря разума» Абеляра. Е. А. Колосков рассказал об образе Средневековья в школьных учебниках Боснии и Герцеговины, Сербии, Албании и Македонии. Докладчик отметил, что во всех этих странах отсутствует разделение на отечественную и всемирную историю. При этом Германия и Британия затрагиваются далеко не всегда, а об Италии говорится только в албанском учебнике при описании восстания Скандербега. При этом много внимания уделено описанию истории соседних государств. Средневековые славянские государственные образования привязываются к современным государствам, из-за чего некоторые важные политические единицы славян того времени обходятся вниманием. Подробнее всего история славян описывается в сербском учебнике, где славянам посвящён отдельный раздел «Славянский мир». При этом в сербском и македонском учебнике практически не говорится о восстании Скандербега, важном для Албании. А. Е. Тарасов в своём докладе коснулся преподавания истории Средних веков в университете. Он предложил использовать отрывки из фильмов при проведении занятий, потому что яркие визуальные образы помогают привить интерес к Средневековью, осмыслить некоторые явления его истории. Так, запоминающаяся сцена молитвы царя в начале фильма П. Лунгина «Царь» иллюстрирует концепцию А. Л. Юрганова, согласно которой Опричнина была обусловлена апокалиптическими настроениями середины XVIв. Пляска в фильме И. Бергмана «Седьмая печать» же показывает один из важнейших средневековых иконографических сюжетов, пляску смерти.

Доклад был Д. В. Байдужа посвящён использованию средневековой геральдики в современной российской исторической реконструкции. Согласно этому докладу, при создании гербов реконструкторы обычно опираются не на средневековые принципы, а на современный иконографический канон. Эффективность и привлекательность эмблематики для реконструкторов важнее, чем историческая точность. Иногда реконструкторы убирают со средневековых изображений непривлекательные для современного зрителя элементы. Докладчик рассказал много и о самом российском реконструкторском движении, потому что сам был в течение определённого времени причастен к нему и занимался разработкой гербов для реконструкторских клубов. Рассказ вызвал большой интерес у слушателей. Т. А. Матасова посвятила свой доклад популяризации русского Средневековья. По её мнению, традиционный способ популяризации Средних веков через героев неэффективен. Главное, что может привлечь людей к Средним векам – экзотика. «До чего история далека от сегодняшнего мира!» – писал Умберто Эко в предисловии к своему роману «Имя розы». Именно далёкие от современной реальности элементы Средних веков могут привлечь аудиторию. Среди этих элементов нетрадиционные формы религиозности (напр. святые с головами животных), искусство, представления о любви. Преподавательница истории в московской школе №57 Вера Григорьевна Потопаева подняла в своём выступлении такую проблему, как падение интереса к русскому Средневековью в современном школьном преподавании истории. Одну из причин этой проблемы докладчица видит в практической неприменимости знаний о русском Средневековье. На государственных экзаменах важнее история XVIII-XXвеков. Поэтому более ранняя история теряет смысл в глазах так называемых «интенсивных родителей», которые со средней школы нацеливают своих детей на работу на результат и успешную сдачу ОГЭ и ЕГЭ. Вторую причину докладчица видит в отсутствие связи между подходами к обучению высшей школы и средней школы. «Забудьте всё, чему вас учили в школе!» – такой призыв слышали в годы обучения в университете многие. Поэтому являющаяся важной частью программы по истории в вузах средневековая история Руси практически игнорируется в школах. Третьей причиной докладчица назвала бόльшую популярность западного Средневековья в сравнении с русским. Завершили первый день конференции создатели известнейшего паблика «Страдающее Средневековье» Константин Мефтахудинов и Максим Долинский. Они рассказали о созданном на основе этого паблика медиапроекте «Высокое Средневековье». Изначально проект был создан, чтобы рассказать о Средневековье через изображения, лежащие в основе популярных мемов «Страдающего Средневековья». Однако проект сообщает о Средних веках и в других форматах. Среди этих форматов тексты о различных явлениях Средних веков, тесты по образцу ресурсов типа «Медузы» и «Арзамаса». Основная ценность авторов «Высокого Средневековья» – живой современный язык, который отличает их материалы от «Википедии».

 

Во второй день доклады были не менее интересными и содержательными. Первый доклад, рассказанный В. В. Ткаченко, был посвящён истории понятий «Древняя Русь» и «Средневековая Русь» в XVIII-XIXвв. В докладе говорилось, что слово «древний» до Петра Iтрадиционно ассоциировалось с историей Ветхого Завета. При этом в историописании существовало деление на «древнее» (хорошее) и «новое». Представления о некой «средней» эпохе между этими двумя не существовало. Точно так же представлений о русском Средневековье не было и в XVIIIвеке. Древняя (т. е. допетровская) Русь в то время часто ассоциировалась с античностью. Так, во время представления в Киеве в честь приезда императрицы Елизаветы Петровны (1744) мифического основателя города Кия изобразили следующим образом: студента академии нарядили в старика и посадили в колесницу, запряжённую пегасами. Кроме того, иногда Русь осовременивали. К примеру, на картине Г. И. Угрюмова «Взятие Казани» вместо Ивана IVГрозного изображён Пётр I, а в «Записке о древней и новой России» Н. М. Карамзина не используется слово «Русь». В 30-40-е гг. XIXв. славянофилы Чичерин и Киреевский начинают противопоставлять русское Средневековье западному в своих трудах. Однако термин «Средневековая Русь» в то время по-прежнему отсутствует. Он появляется только в 1920-30-е гг. вместе с термином «Феодальная Русь», которому он, по-видимому, был синонимичен.

Ещё один примечательный доклад, рассказанный доцентом Бурятского государственного университета А. В. Михалевым, был посвящён даурской готике. Этим термином докладчик обозначает романы, рок-музыку и комиксы, где повествуется о бароне Унгерне и его деяниях в характерных для европейского готического романа формах. Даурская готика заимствовала из европейской устройство воображаемой вселенной, где обязательно есть рыцарь, король, демоны, вампиры, колдуны, монахи, монастыри и замки. В роли рыцаря выступает Унгерн, в роли короля – последний император Китая Пу И, в роли монаха – Джа-Лама, голову которого по легенде поднесли Ленину как символ власти. Аналогом замков стали степные крепости, известные по источникам. Первым произведением такого рода был роман лично знакомого с Унгерном польского писателя Фердинанда Осиновского «Люди, боги, звери» (1922). Расцвет этого стиля начался в 1990-е гг., когда новые и старые книги об Унгерне стали выходить ежегодно.

Доклад В. В. Котова был посвящён влиянию гуситов на возникшее в XIXв. движение «соколов». Важным элементом идеологии «соколов» был чешский национализм. Поэтому основатели движения были поклонниками Гуса и Жижки, но сузили их деяния до борьбы с немцами и клерикализмом. При этом «соколы» заимствовали у гуситов такие этические принципы, как воинская доблесть и самоограничение в повседневной жизни

 Один из крупнейших современных специалистов по истории допетровской Руси  Н. С. Борисов в своём докладе рассказал об отражении Средневековой Руси в массовой культуре современной России. Он отметил, что если в начале XXвека известный философ В. В. Розанов писал, что Россия не уважает себя, то в наше время Россия усиленно учится этому. В частности, российские деятели культуры и искусства находят в прошлом своей страны персонажей, которые могут служить идеалом и в современности. Ещё в 1940-е гг. советское искусство «нашло» Александра Невского. В 1990-е гг. российская массовая культура вновь открыла в аудитории пренебрегаемых в советское время Владимира Святого, Сергия Радонежского, Екатерину II. Особенно плодотворным обращение к Владимиру Святому. Этот многогранный персонаж оставил след и в светской истории, и в церковной истории, и в фольклоре. Фольклорная сторона была очень остроумно раскрыта в мультфильме «Князь Владимир» (2004). Однако раскрывающий Владимира как светского правителя и христианского героя фильм «Викинг» (2016) оказался не столь удачным из-за бедности сценария. Не увенчались успехом также попытки снять популярные фильмы о Евпатии Коловрате, Сергии Радонежском. Отвечая на один из вопросов, докладчик упомянул, что современным поколенческим идеалом может послужить также М. В. Ломоносов – не просто рыбак, который уехал учиться в Москву, но настоящий self-mademan, добившийся успеха несмотря на всеобщее осуждение.

О. С. Воскобойников посвятил свой подробный и захватывающий рассказ восприятию Средневековья в авторском кино. Основатель итальянского неореализма Роберто Росселини снял по «Цветочкам» Франциска Ассизского фильм «Франциск, менестрель Божий» (1950). Основной целью этого фильма было показать тяжесть травмы войны. Жизнь Франциска же служила метафорой истории Италии, и важную роль здесь сыграл мотив дороги, на которой Франциск странствовал со своими учениками. Один из крупнейших режиссёров авторского кино XXвека Ингмар Бергман активно использовал средневековые мотивы в фильме «Седьмая печать» (1957). Сам по себе фильм был вдохновлён нестандартной иконографией пляски смерти на картинах церкви в местечке Тебю под Стокгольмом. Ранее Бергман снимал преимущественно фильмы об отношениях между полами, но в 36-37 лет режиссёру «надоели все эти семейные дрязги», как он признался в одной из своих тетрадей. «Седьмая печать» затрагивала фундаментальные вопросы жизни, для размышления над которыми использовались темы Апокалипсиса и Страшного Суда. В другом своём фильме «Девичий источник» (1960) Бергман развил средневековую мысль об эстетике уродства. «Я покажу всю мерзость человека, но это будет очень красиво», – писал Бергман о фильме в одной из своих тетрадей. При этом существовавшую в его время литературу о Средневековье Бергман вряд ли читал. Психологическая точность была для Бергмана важнее филологической. Интересным образом использовал Средневековье отечественный режиссёр А. Герман в своём последнем фильме «Трудно быть богом» (2013). Этот фильм является самой интровертной работой режиссёра, который на тот момент уже испытывал серьёзные проблемы со здоровьем и предвидел свою смерть. Действие фильма происходит в городе, который остался в Средневековье (Ренессанса в нём не было). На протяжении действия фильма зло постоянно накладывается на зло, а затем Орден приходит и захватывает город. Возможно, в такое повествование автор хотел вложить свои размышления о роли церкви в обществе.

Доклад специализирующегося на истории Каролингов аспиранта НИУ ВШЭ Н. А. Федонникова был посвящён образу королевской власти в мире саги Джорджа Мартина «Песнь Льда и Пламени», который лёг в основу одного из популярнейших произведений современного массового кино – сериала «Игра престолов». У династии Даргариенов существовал свой способ легитимации – умение управлять драконами, которое представители династии объясняли драконьим происхождением. Из-за этого уникального навыка даже нахождение несовершеннолетнего короля на престоле не создавало проблемы. Однако когда драконы вымерли, Даргариены пережили кризис идентичности. Также в Мире Льда и Пламени существовала ярко выраженная столица, Королевская Гавань. Короли активно отстраивали её, потому что здания столицы служили для репрезентации королевской власти. Своей волей обладал и Железный Трон. Недостойный правитель мог пораниться об него. Весьма значительной была роль церкви. Как и в средневековых королевствах, помазание было способом легитимации власти короля. Отказ короля от помазания приводил к восстаниям священных орденов и простого народа.

Ещё один интересный доклад, прочитанный А. С. Ануфриевой, был посвящён идее синхронизации в компьютерной игре AssassinsCreed (2007). Эта идея предполагает модель воссоздания реальности прошлого, альтернативную реконструкции. Реконструкция предполагает, что современный человек может полностью погрузиться в другую эпоху. Однако многие современные историки отрицают этот тезис, говоря об условности восприятия прошлого. Создатель AssassinsCreedПатрис Дезиле, обладающий хорошим гуманитарным образованием, решил проблему при помощи синхронизации Средних веков и современности. Герой игры – обычный современный бармен Дезмонд Майлз, который получает возможность переместиться в 1191 год и действовать там от лица своего предка, ассасина Альтаира ибн-Ла-Ахада. Однако герой не может сразу повторить все действия своего предка. В игре вместо стандартного для компьютерных игр показателя здоровья вводится показатель синхронизации, который показывает соответствие действий героя оригинальным действиям ассасина. Когда герой всё же воспроизводит все действия своего предка, он отправляется обратно в современность, при этом сохраняя приобретённые в Средневековье способности.

Последний доклад второго дня был прочитан М. В. Дмитриевым. В докладе рассматривался вопрос применимости понятия «Ренессанс» и «гуманизм» к российской истории. Первым проявлением гуманизма в России иногда считают литературу жидовствующих, одной из ересей XVвека. Кроме того, к гуманизму относят Максима Грека и Фёдора Карпа, а также более позднего деятеля И. Курбского. Но сравнивая этих русских мыслителях с европейскими гуманистами, необходимо учитывать, что они полагались на разные традиции и формировались в разных условиях. Российские интеллектуалы в своих рассуждениях опирались на византийскую литературу, например, Иоанна Дамаскина, Василия Великого. В осознании человека как венца творения русские мыслители не видели ничего удивительного. То, что западноевропейская мысль «вспомнила» во время Ренессанса, византийская мысль не забывала. Поэтому понятия «Ренессанс» и «гуманизм» нерелевантны для российской истории.

 

Конференция завершилась оживлённой дискуссией по прозвучавшим на ней докладам. Во время дискуссии участники выделили ряд вопросов, дающих повод для размышления. Следует ли использовать изобретённое в Европе понятие «Средние века», говоря об истории России? Какими способами можно популяризовать историю допетровской Руси и средневековой Европы? Каких принципов следует придерживаться, пытаясь воссоздать средневековые реалии? И это – далеко не полный список интересных вопросов, которые были поставлены докладами конференции.