• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Сакральная харизма и институциональный порядок»: выступление Петера Штрошнайдера в «Символическом Средневековье»

11 октября 2018 года в рамках семинара «Символическое Средневековье» Петер Штрошнайдер, президент Немецкого научно-исследовательского общества и профессор Университета имени Людвига и Максимилиана в Мюнхене, прочёл доклад на тему «Сакральная харизма и институциональный порядок». Публикуем репортаж Елены Личмановой.

Профессор Штрошнайдер предлагает оригинальное и тонкое осмысление легенды о святой Урсуле, на примере которой он деконструирует такие понятия как сакральная харизма, святость и мученичество, и приходит к выводу, что святость рождается в столкновении со светскими и церковными институтами, и что последние зачастую являются непременным условием появления феноменов святости и мученичества.  

 

Легенда о святой Урсуле парадоксальна. К христианке Урсуле, дочери короля Британии, сватается сын короля Англии, язычник. Урсула не отвечает прямым отказом, но ставит трудно выполнимые условия: помимо принятия ее будущим женихом христианства, она, собираясь в трехлетнее паломничество, просит в качестве свиты 10 знатнейших дев, каждую из которых должны сопровождать по тысяче благочестивых юных девушек. Удивительным образом ее требования выполняются, и Урсула с поистине грандиозной свитой отправляется в Рим. Сила появления Урсулы в Вечном городе такова, что сам папа римский отказывается от своего сана и присоединяется к паломничеству. На обратном пути в Британию Урсулу вместе с тысячами ее спутников убивают гунны под предводительством Юлия, подговоренного двумя римскими военачальниками. 

 

Анализируя эту легенду, профессор Штрошнайдер раскрывает содержание понятия сакральной харизмы. Она представляет собой явление в земном трансцендентного, феноменального, необъяснимого. Святые обладают ей как даром Святого Духа, и в легенде об Урсуле именно ее харизма заставляет тысячи паломников и даже самого папу римского следовать за ней на пути к мученичеству. Являя святость столь неприкрыто, носитель харизмы нарушает установленный порядок и этим противоречит как светским, так и церковным институтам, которые призваны порядок создавать и ему следовать. Поэтому столкновение между святостью и институтом, пусть даже религиозным, неизбежно. И именно через это столкновение сакральное может в полной мере продемонстрировать свою уникальность, инаковость, чужеродность по отношению к обыденному миру.  

 

Мученичество, в свою очередь, это наиболее радикальная форма конфликта между харизмой и институциональным порядком. Святого невозможно встроить в систему, и уничтожение его тела является моментом стабилизации, восстановления баланса. Но жестокость церковного или светского института оказывается простым фасадом, за которым скрывается беспомощность, поскольку святой в момент мученичества одновременно убит и бессмертен. Именно уничтожение тела и становится явлением сакральной харизмы, ведь, добровольно выбирая смерть, святой превращает обыкновенный акт жестокости в самопожертвование. В мученичестве, таким образом, наиболее наглядно преодолевается граница между повседневным, познаваемым и трансцендентным. 

 

В конце своего доклада, построенного на изящно примиряемых парадоксах, Петер Штрошнайдер подвёл итог анализу легенды о святой Урсуле, обратившись к жанру агиографии в целом. Агиографические рассказы повествуют о вещах чудесных, выбивающихся из привычного порядка, но сами строятся по определённым правилам и законам и порождаются церковными институтами. Легенды повторяют уникальное, упорядочивают то, что упорядочить невозможно, и рационально осмысляют трансцендентное. И в этом контексте легенда о святом является своеобразным посредником между сакральной харизмой и институциональным порядком.

Елена Личманова