• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Несостоявшаяся коронация Витовта: инсигнии и дипломатия»: доклад Сергея Полехова в «Символическом Средневековье»

Публикуем репортаж Анастасии Ермолаевой

14 ноября 2018 года Сергей Полехов (к.и.н., с.н.с. ИРИ РАН) в рамках семинара «Символическое Средневековье» выступил с докладом «Несостоявшаяся коронация Витовта: инсигнии и дипломатия».
Сигизмунд Люксембургский

В начале своего выступления докладчик сосредоточился на событиях 1386 года, когда Ядвига, дочь польского короля Людовика Великого, достигла брачного возраста (12 лет) и вышла замуж за Ягайло — великого князя литовского. Вступая в брак, он принял крещение по католическому обряду (под именем Владислав) и получил права на польский престол. Сосредоточив свое внимание на королевстве Польском, Ягайло в 1392 году удовлетворил притязания своего двоюродного брата Витовта на его «отчину», Трокское княжество, и в течение нескольких лет Витовт фактически отвоевал себе титул и права великого князя литовского, что вскоре признал и Ягайло. Политическая самостоятельность Витовта неуклонно росла: так, в 1422 году он заключил Мельнский мир с Тевтонским орденом, одновременно налаживал отношения с Сигизмундом Люксембургским — римским и венгерским королем. Влияние Витовта усилилось и на русских землях. После смерти Василия I в 1425 году он выступил гарантом прав Василия II на престол, поскольку привесил к завещаниям его отца две своих печати. Кроме того, в 1426 и 1428 годах он предпринял походы на Псков и Великий Новгород.

Несмотря на то, что в середине 20-х годов XV века Витовт находился в зените своей славы, формально он оставался вассалом Ягайло, так как, согласно Городельской унии 1413 года, Литва вошла в состав Короны Польского королевства. В это же время положение Ягайло на польском престоле было крайне непрочным, так как его супруга Ядвига умерла еще в 1399 году, после этого польская шляхта неохотно признала права Ягайло на польский престол, который он получил в результате брака с покойной королевой, а в 20-е годы, после рождения у него сыновей от четвёртого брака, столь же неохотно смотрела на перспективы признания их прав на польский престол.

 В 1429 году в Луцке состоялся съезд европейских монархов, инициированный Сигизмундом Люксембургским. На съезде предполагалось обсудить различные политические и экономические вопросы европейских государств, однако центральным событием стало предложение Сигизмунда о коронации Витовта на польский престол. Коронация Витовта позволила бы Сигизмунду заручиться мощным союзников против турок и гуситов. Сначала Ягайло дал свое согласие на коронацию, но польская знать вынудила его изменить свое решение, после чего отношения Витовта и Ягайло стали очень натянутыми. Период после Луцкого съезда в польской историографии XIX в. стал именоваться «коронационной бурей».

Важнейшим предметом в коронационном обряде является сама корона. Несмотря на это, судьба корон, предназначавшихся для Витовта и его супруги Ульяны, долгое время оставалась темной и плохо изученной. Известно, что примерно через полгода после съезда Сигизмунд написал Витовту о том, что короны готовы и скоро будут отправлены в Литву. В документе, посвященном предстоящей коронации, содержатся сведения о том, что одна из корон принадлежала императору Генриху IV (возможно, в рукописи была допущена ошибка, и на самом деле корона принадлежала Генриху VII), а вторая, менее значимая и, по-видимому, предназначавшаяся супруге Витовта Ульяне, — королю Рупрехту. Кроме того, из финансовых документов, хранящихся в Нюрнберге, известно, что одна из корон (скорее всего, принадлежавшая Генриху) была богато украшена драгоценными камнями. Среди них: 50 рубинов, 56 сапфиров, изумруды и жемчуг. В это же время, орденский посол при дворе Сигизмунда сообщал о двух коронах, стоимость которых оценивалась в 50 тысяч гульденов. Несмотря на подробное описание драгоценных камней, содержащихся в короне, представить себе ее облик достаточно трудно, потому что о ее внешнем виде, размере и форме не сказано ни слова.

В течение всей подготовки к коронации продолжались споры о возможности получения короны Витовтом. Так, польские послы на рейхстаге в Нюрнберге в 1430 году пытались доказать, что Сигизмунд не имеет права самостоятельно короновать Витовта. Сигизмунд же настаивал на том, что коронация возможна даже без папского согласия.

Итак, согласно нескольким источникам, летом 1430 года, незадолго до коронационных торжеств, с небольшой разницей во времени в Польшу было отправлено два посольства — первое из них везло документы, связанные с предстоящей коронацией и обосновывающие право Витовта на корону, а второе — сами короны. Посольства должны были проехать через Новую Марку — владения Тевтонского ордена. Однако его великий магистр Пауль фон Русдорф, вопреки ожиданиям Витовта (впрочем, несколько завышенным), не обеспечил безопасность проезда. Первое посольство было остановлено великопольскими рыцарями (судя по всему, посланными самим Ягайло), которые забрали все документы и отпустили послов в Пруссию, откуда они направились в Литву, ни с чем. Второе посольство, узнав о судьбе первого, остановилось и, выжидав некоторое время, возвратилось в Нюрнберг. Весьма вероятно, что Сигизмунд предпочел отправить посольства этой небезопасной дорогой, так как она была короче, чем более безопасный, но и более длинный путь через Молдавию, что соответствовало его желанию как можно скорее короновать Витовта.

Таким образом, Витовт узнал о том, что коронация не состоится, уже на самом коронационном съезде, в присутствии многочисленных гостей. Он отправил письмо Сигизмунду, но тот уже не успел ответить ему, так как 27 октября 1430 года Витовт умер в восьмидесятилетнем возрасте после падения с коня. Великим князем литовским стал Болеслав Свидригайло и, не почувствовав деликатность момента, стал фактически требовать польскую корону у Сигизмунда. Тот же, не отвечая прямым отказом, так никогда и не отдал корону преемнику Витовта. Известно, что римский король, остро нуждаясь в деньгах, впоследствии несколько раз закладывал ее, дальнейшая же судьба короны остается неизвестной.


Анастасия Ермолаева