• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

XXXVIII Курбатовские чтения: репортаж Даниила Котова

12-14 ноября 2018 года в Санкт-Петербурге на базе Института истории СПбГУ прошла XXXVIII ежегодная конференция медиевистов «Курбатовские чтения». Даниил Котов, студент 4 курса образовательной программы «История», побывал на секциях «Византийский мир» и «Образ и текст», а также на первом блоке секции «Власть и общество в Средние века: теория и практика взаимодействия». И написал об этом репортаж вместе с Денисом Сметаниным

Если говорить о конференции в целом, можно выделить два основных принципа: сохранение преемственности поколений и поддержание связи исследователей из разных городов России и СНГ. Сама конференция названа в честь ушедшего из жизни 15 лет назад медиевиста Георгия Львовича Курбатова, а речи на её открытии были посвящены памяти одного из важнейших деятелей советского византиноведения, З. В. Удальцовой (1918-1987).

В. И. Мажуга в своём выступлении коснулся основных вех биографии исследовательницы, а Пиотровская рассказала о её личности. Она внесла значительный вклад в развитие отечественной исторической науки. При этом она работала не только как исследователь, но и как администратор, показывая себя с лучшей стороны на обоих фронтах. С конца 1950-х гг. она стала главным организатором советского византиноведения, а с 1970-х гг. — медиевистики вообще. Под её руководством в 1967 был издан трёхтомник «История Византии», отразивший важнейшие достижения византинистики того времени. По её инициативе начал издаваться основной русскоязычный журнал по византиноведению, «Византийский временник». Её усилиями были налажены международные связи советских византиноведов. В 1955 г., несмотря на административные трудности, советская делегация под её руководством смогла приехать на конгресс византиноведов в Стамбуле. Там она познакомилась с Г. А. Острогорским, автором используемого ныне как учебник фундаментального труда по истории Византии. Иностранные коллеги были поражены её уровнем владения французским языком, на котором она могла свободно поддерживать светские беседы. Её заветной мечтой было провести такой конгресс в Москве. Однако, ей удалось провести только сессию конгресса 1986 г. В Киеве. Стоит заметить, что З. В. Удальцова жила в Москве и преподавала в МГУ. Здесь организаторы конференции соблюли одновременно оба своих главных принципа. Чувствовались эти принципы и на самой конференции. Доклады молодых специалистов слушали и комментировали опытные исследователи. Представлены были различные регионы России — не только Москва и Петербург, но и Иваново, Томск и т. д. Одна из докладчиц приехала из Белоруссии.

Этим принципам соответствовала и секция «Византийский мир», где выступил один из авторов репортажа. В докладах нашли отражение различные подходы к изучению истории Византии. Михаил Сергеевич Христофоров рассмотрел психологическое воздействие византийских войск, другой доклад был посвящён питанию византийцев. Нашлось здесь место и для микроистории: доклад Натальи Эдуардовны Жигаловой был посвящён положению города Фессалоники в 1403--1422 г. Такие хронологические рамки были выбраны, потому что в 1403 г. город был возвращён Византии османами, а в 1422 г. Началась восьмилетняя осада Мурада II, в результате которой византийский город был уничтожен. В этот период Фессалоники оказались в положении буферной зоны. Студентка петербургского кампуса НИУ ВШЭ Дарья Агеева обратилась к магическим актам жителей Константинополя по актам патриархов XIV в. Такие источники были выбраны, потому что они были первыми свидетельствами о магических практиках в городе. Маги того времени, согласно докладу, большей частью были выходцами из состоятельных слоёв населения. Их учение было основано на эллинистических трактатах и было ответом на появление в обществе запроса на нецерковное знание. При этом церковь видела их как культурно «других», исключённых из городского сообщества. Она стремилась сохранить за собой монополию на духовное знание.

В первом блоке секции «Власть и общество в Средние века: теория и практика взаимодействия» можно выделить доклад И. Д. Гайворонского. В нём было рассмотрено каролингское наследие во Франции времён первых Капетингов (XI в.). Ранее далеко не все историки видели преемственность между Каролингами и Капетингами: так, Жорж Дюби говорил о полном распаде каролингского государства ко времени восхождения Капетингов. Однако, в своём докладе Гайворонский утверждал, что Франция XI в. ещё сохранила каролингский политический ладшафт. В французских литературных произведениях того периода он также выявил ряд каролингских топосов. Также он выделил как признак преемственности династические браки представителей дома Капетингов с потомками Каролингов.

Очень оживлённым было обсуждение в секции «Образ и текст». Один из докладов был посвящён речам малоизученного христианского философа II века Афинагора Афинского. В очень подробном и обстоятельном докладе Елены Звягиной были рассмотрены взаимоотношения папы Григория Великого и епископов Неаполя — очень проблемного города, где церковь не имела авторитета в обществе. Крайне интересным был доклад Софьи Аитовой об алтарной картине. Один из присутствовавших специалистов смог дополнить исследование, заметив, что если открыть только 2 задние створки алтаря, можно получить краткое изложение изображённого на нём сюжета. Возможно, обычно алтарь находился именно в таком состоянии, а полностью открывался только по праздникам. М. В. Заказова рассказала о фальшивых герольдах в Англии XVI века и свидетельствах о борьбе с ними как историческом источнике. Завершил секцию интереснейший доклад белорусской участницы А. С. Герус. В нём на примере сочинений Иоганна Мюлиуса, Симеона Полоцкого, Франциска Скорины и Ильи Пельгримовского были рассмотрены польские парафразы XVI-XVII вв. К этому жанру относились написанные на латыни, древнегреческом, польском и старобелорусском языках произведения, где пересказывались священные тексты. Однако, Польша того времени была одной из самых толерантных стран Европы, и авторы парафразов имели широкую возможность выражать в них свои религиозные и философские идеи. Так, лютеранин Мюлиус в сборнике стихотворных переложений фрагментов Библии «Основные положения христианского вероучения» соблюл реформационный порядок, а из описаний таинств оставил только крещение и причастие. Очень сильной в Польше того времени была традиция образования, и некоторые из авторов парафразов активно использовали в своих произведениях культурные отсылки. Точно так же парафразы могли быть и упрощённым изложением для широкой аудитории (напр. у Симеона Полоцкого). Несмотря на свою самобытность, польские парафразы сейчас исследованы крайне слабо.

Даниил Котов, Денис Сметанин