• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Репортаж о семинаре « Мусульмане в Византии и в Московской Руси: интеграция без ассимиляции?»

14 мая в Библиотеке иностранной литературы состоялся семинар, посвященный сопоставлению восприятия мусульман в христианских обществах Византийской империи и Московской Руси. Публикуем репортаж Михаила Шпирта

14 мая 2018 года в Центре Франко-Российских исследований в Библиотеке иностранной литературу состоялся организованный ЛМИ, ЦФРИ и Истфаком МГУ семинар «Мусульмане в Византии и в Московской Руси: интеграция без ассимиляции?». Задачей семинара стало сопоставление отношений к мусульманам и их социально-правового статуса в христианских социумах Византийской империи и Московской Руси в Средние века и раннее Новое время.
Семинар открылся выступлениями Р.М. Шукурова (д.и.н., Истфак МГУ) на тему «Тюрки-мусульмане в византийском мире (1204-1461 гг.)» и М.В. Дмитриева (д.и.н., Истфак МГУ – НИУ ВШЭ) на тему «Мусульмане в Московской Руси: парадокс интеграции без ассимиляции».

Выступление Р.М. Шукурова сопровождалось презентацией вышедшей (в русской и английской версиях) книги автора:  Тюрки в византийском мире (1204–1461). Москва: Издательство Московского университета, 2017 (подробнее о книге см. здесь), а также сборника статей на турецком языке, посвященного исламизации Анатолии: Şükürov R. Türk Bizans ilişkileri ve Anadolu'nun Türkleşme Süreci. İstanbul, 2016. Эти книги дают разносторонний социальный, культурный и антропологический анализ взаимоотношений между мусульманами и христианами в Малой Азии в византийский период. В своем же выступлении Р.М. Шукуров сосредоточился на правовом и конфессиональном аспектах мусульманско-христианских отношений в Византийской империи и показал глубокие противоречия междурелигиозной и правовой теорией и социальной практикой. Хронологические рамки доклада охватывали две важные эпохи: византийскую «реконкисту» Сирии X - начала XI в., когда под власть Константинополя попало смешанное в конфессиональном и этническом отношении население Антиохии и Леванта; и монгольское завоевание Анатолии, после которого в Константинополь бежали тюркские малоазиатские вожди.
Начиная с Феодосия Великого, византийское право не предусматривало за нехристианами — за исключением иудеев — каких-либо «гражданских» прав (ius civile). Единственный путь стать частью византийского социума шел через крещение. Хотя мусульмане не представляли самостоятельной общности в правовом и богословском поле (здесь их отожествляли с язычниками), однако в отличие от язычников их крещение было индивидуализированным и предусматривало использование чина отречения от ислама. Вместе с тем история султана Изз аль-Дина Кайкавуса и нескольких тысяч его воинов, поселившихся в Византии, показывает, что византийские власти, видимо, сквозь пальцы смотрели на двойную религиозную идентичность крещенного тюркского султана, который перед мусульманами продолжал позиционировать себя как мусульманин. Кроме того, сохранившиеся византийские печати из сирийских провинций, содержащие надписи на арабском языке и исламские имена, свидетельствуют о том, что мусульмане, вопреки византийскому праву, выполняли роль византийских официалов и, соответственно, занимали некоторое положение в византийском обществе.
Р.М. Шукуров также обратился к теме иностранцев на византийской службе и к «праву народов», ius gentium. Наемники или вожди союзных войск заключали уставные договора, в соответствии с которыми они не меняли свою религиозную принадлежность, а византийские власти признавали правомочность их присяги. Однако, в отличие от древнерусского шертования (в этом случае мусульмане становились подданными русского царя), они не являлись византийскими подданными.

В докладе М.В. Дмитриева были представлены результаты исследовательского проекта «Православные и католические культуры Европы перед лицом «иноверия» в Средние века (сравнительный подход)», осуществленного Лабораторией медиевистических исследований НИУ ВШЭ в 2012-2014 гг. [1] . На основе разнообразных источников — прошений на имя царя, жалоб крестьян и горожан, писцовых книг и дипломатической переписки — докладчик заключил, что мусульмане («татары») были интегрированы в обществе Московской Руси XVI-XVII вв., занимали видное место в военной и социальной иерархии и пользовались широкими правами, в том числе владея православными крестьянами. При этом православное духовенство не предпринимало каких-либо систематических попыток обратить их в христианство. По мнению докладчика, приведенные им сведения источников показывают парадоксальность московской ситуации на фоне укорененных в историографии представлений о том, что христианская культура Европы исключали интеграцию «сарацин», «агарян» без их обращения в христианство. «Интеграция без религиозной ассимиляции» — вот формула для описания московской модели отношения к мусульманам на территории России. Этот феномен ещё не получил объяснения в науке. 
 
А.М. Шпирт (Истфак МГУ)
 
 
[1] См., в частности: Дмитриев М.В. Московская Русь перед лицом «иноверия»: восточнохристианская модель религиозно-культурного плюрализма? // Средневековая Европа: Восток и Запад. М.: Издательский дом ВШЭ, 2014. С. 233-324.