• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Вспомнить или выдумать: забытые святые раннехристианского Запада»: Александр Королёв в «Символическом Средневековье»

24 февраля в семинаре «Символическое Средневековье» выступил сотрудник научно-издательского центра «Православная энциклопедия» и ИВИ РАН, специалист по культу святых Александр Королёв. Публикуем репортаж о событии.

Феномен реконструкции существовавших, но утраченных культов начал формироваться уже в раннюю эпоху христианства: образы святых конструировались на основе фрагментарных знаний. Так, гробница предполагаемого святого, отрывки из литературных произведений создавали агиографическую легенду о святом, которая, сохраняясь в культурной памяти, преобразовывалась в культ об этом святом. В частности, такое явление можно проследить в Риме и Галлии V – VI вв., где возникали культы мучеников, о которых до этого времени не было никаких воспоминаний.

Одним из главных вопросов, заинтересовавших докладчика, стала проблема идентификации забытых святых. Согласно концепции Ипполита Делеэ, культ связан, прежде всего, с «местами памяти» и ритуалами регулярного воспоминания о святом, однако можно привести как минимум два характерных примера, подтверждающих, что забытые святые действительно существовали до момента забвения. Одним из них является уничтожение культов святых Пикстита и Стиона в Румынии VI в. из-за нашествия варваров и восстановление этого культа лишь в начале XX в. при обнаружении базилики и крипты под алтарем с останками мучеников.

Более сложные примеры можно привести, заглянув в крипту аббатства Сен-Виктор в Марселе, где под алтарем находятся останки двух мучеников Волузиана и Фортуната, обнаруженные в XX в. во время археологических раскопок и идентифицированные благодаря эпитафии. Поскольку Марсель никогда не подвергался нашествию варваров и не прекращал своего существования, возникает вопрос, почему эти святые были забыты. Одним из объяснений выступает то, что Марсель являлся крупным торговым городом и переживал серьезный экономический упадок в эпоху варварских королевств, однако, по словам А. Королёва, этого всё же недостаточно для объяснения данного вопроса.

Между тем Марсель был не единственным городом, столкнувшимся с проблемой забвения святых. История Рима также знакома с примерами забытых мучеников IV века. Здесь сохранились такие раннехристианские агиографические сочинения, как «Акты» Юстина-мученика, или Юстина-философа, апологета, жившего в правление Марка Аврелия. Сочинение Юстина дошло до нас на греческом языке в первоначальной редакции, встречается также упоминание о нём в «Церковной истории» Евсевия Кесарийского, однако в римских календарях IV – V вв. и более поздних богослужебных книгах его имя отсутствует, несмотря на то, что это один из первых известных римских мучеников. Память о Юстине восстанавливается только в первой половине IX в. при Каролингах в «Мартирологе» Флора Лионского, который черпал сведения из «Церковной истории» и, неправильно поняв Евсевия, определил Юстина как мученика из Малой Азии III века.

Вторым раннехристианским мучеником, следы которого практически отсутствуют в латинской традиции, был апологет Аполлоний, чьи «Акты» сохранились в греческой и армянской рукописях и также упоминаются Евсевием. Однако римские календари III – IV вв. показывают, что историческая память римских христиан не проникала далее III века. Таким образом, возникает противоречие между письменными свидетельствами, которые могли знать в Риме, и литургической практикой, основанной на памяти и воспоминаниях о святых.

Для более глубокого погружения в проблему А. Королёв предложил обратиться к главному культу святого в Риме – почитанию апостола Петра. С одной стороны, согласно церковной традиции, известно, что Петр был казнен и похоронен на Ватиканском холме и на этом месте действительно найден римский некрополь I – нач. IV вв., но с другой – археологами не обнаружено проявление культа святых этого времени, регулярного посещения данного места и почитание апостола Петра как основателя Римской церкви. Более того, с середины III в. воспоминание о Петре и Павле возникает в катакомбах на противоположном конце Рима, на Апиевой дороге.

Перемещаясь в Лион, мы также можем встретить несколько пропавших, но реконструированных культов святых IV века. В «Церковной истории» Евсевия Кесарийского зафиксированы древнейшие послания Лугдунской церкви о гибели целого ряда христиан в 177 году. Катализатором для распространения этого послания становится латинский перевод сочинения Евсевия, выполненный Руфином в 402/403 году. Так, послание Лугдунской церкви встречается уже в Хронике Сульпиция Севера (403 – 405), у Августина в «De cura pro mortuis gerenda» (421 – 424), в проповеди о св. Бландине из «Евсевия Галликана» (V в.), тексте из Фарфы (перв. пол. VI в., Лион) и наиболее полно воплощается у Григория Турского (573 – 594). Благодаря многократному повторению этого текста в VI в. в Лионе происходит постепенная локализация и оформление идеи о необходимости почитания местных мучеников как защитников и покровителей. 

Наталья Тарасова