• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"Восток на востоке: легенда о Гоге и Магоге от Стены Александра до Мистического Востока Сухраварди": доклад А.В. Муравьева в "Символическом Средневековье"

10 февраля в семинаре «Символическое Средневековье» состоялось выступление А.В. Муравьева, посвященное легенде о Гоге и Магоге на Востоке. Публикуем репортаж о заседании.

Мифологема о Гоге и Магоге начала формироваться на Древнем Востоке и заключалась, главным образом, в том, что где-то на Востоке существовала область, на территории которой жили плохие люди; этих людей заперли за воротами, которые ни в коем случае нельзя было открывать, однако они были открыты, и зло начало распространяться по всей территории Ближнего Востока.

В знаменитой таблице народов Книги Бытия находится история, в которой говорится о народах, проживающих вокруг евреев, и среди этих народов упоминается «Гог ва эрец Магог», то есть «земля Гога». Такой же топоним упоминается в Книге пророка Иезекииля 38-39 (ок. 571 г. до н.э.), однако здесь название приобретает эсхатологический характер. Примечательно, что в данных текстах географическое расположение «земли Гога» находится на севере. Вторая история, связанная с этим сюжетом, принадлежит более позднему времени и описана в «Antiquitates Iudaicae» Иосифа Флавия (I в.). Для Иосифа запертые на Востоке народы Гог и Магог – это дикие скифы, появление которых предвещает конец света. Таким образом, география народов перемещается на восток.

Дальнейшее распространение сюжета основывалось на этих источниках и нашло свое отражение в Коране, в 18 суре, 93-98 «аль-Кяхф», или «Пещера». Название суры взято из легенды о семи спящих отроках Эфесских, которые заснули в пещере во времена гонений Диоклетиана и проснулись спустя несколько веков. В этой же суре появляются осквернители Я’джудж и Ма’джудж, периодически разоряющие земли, а также Зуль-Карнейн («двурогий»), или Александр Великий, которого просят «за плату выстроить стену», отгораживающую остальные народы от Гога и Магога. Истоки этой истории востоковеды возводят к роману Псевдо-Каллисфена «История Александра Великого» (первонач. текст – II – I вв. до н.э. – не сохранился; III в.), благодаря которому на Востоке зародилась традиция так называемых «Александрий». Уже в сирийской версии об Александрии, «Романе об Александре», содержится информация о том, что Александр Великий, совершая поход на Восток, зашел за Индию, встретил там народы Гог и Магог, победил их и построил железную стену, отделяющую их от цивилизованного эллинистического мира. Следующим источником, раскрывающим данный сюжет, является «Откровение» Псевдо-Мефодия (30-е гг. VII в.), которое описывает ужас, возникший на территории Персидской империи в результате завоеваний арабов, народов Гог и Магог, пришедших с севера. 

Изменение традиционного изображения то ли северных, то ли восточных народов связывают с робинзонадой арабской традиции, раскрывшейся в трех историях Ибн Сины о Хайе ибн Якзане (XI в.). Помимо философских и медицинских трактатов Авицена создал три мистических сочинения: «Трактат о любви», «Повесть о птице» и «Рисаля о Хайе ибн Якзане». В последнем трактате, или письме, автор рассказывает о знакомстве с Хайем ибн Якзаном в Иерусалиме, который повествует о своем мистическом путешествии на Восток и говорит, что путь на Восток противоположен пути на Запад, в то время как путь на Запад проходит через восемь царств, в каждом из которых находятся ужасы и пороки человеческие. Среди этих западных царств, по словам Хай ибн Якзана, есть царство, где чудовищные люди пожирают детей и убивают друг друга, что представляет собой прямые отсылки к «Откровению» Псевдо-Мефодия, который, в отличие от Ибн Сины, описывал арабов на территории Месопотамии. Говоря о Востоке, автор упоминает место, где располагаются два сонмища (второе значение слова «карн») – место, лишенное всякой нечистой силы.

На западе Магриба, где соединяются Марокко и Андалузия, история о Хайе ибн Якзане была переосмыслена Ибн Туфайлем (XII в.): пересказывая историю взросления героя, автор не упоминает ни о каких запертых и опасных народах, говоря лишь о том, что, повзрослев, Хай ибн Якзан начинает постигать свет, который исходит с Востока. Третья интерпретация принадлежит также арабо-персидскому мистику Сухраварди (XII в.), создавшему комментарий на сочинение Ибн Сины: «Прочитав повесть о Хайе, я обнаружил, что при всей глубине содержавшихся в ней намеков, эта книга, на самом деле, является указанием на просветление, а вместо этого ее воспринимают как рассказ о путешествии». Таким образом, Восток, где проживают Гог и Магог, предстает как место великого откровения и истины. 

Наталья Тарасова