• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Носовой платок Жанны д’Арк, или Как увидеть героя» – репортаж о выступлении Ольги Тогоевой в «Символическом Средневековье»

20 января 2016 года на первом в этом году заседании семинара «Символическое Средневековье» с докладом выступила О.И. Тогоева, сотрудник Института всеобщей истории РАН. Темой ее выступления стала иконография Жанны д’Арк в Средние века и Новое время.

Образ Жанны д’Арк в текстах XV – XVI вв. представляет собой инвариантное и мифологическое изображение девушки как героя, которое подкрепляется фактом особого предназначения, подозрением в незаконном происхождении, таинственными обстоятельствами рождения, сменой места жительства, имени, общественного положения ради достижения предначертанной цели и удивительно быстрым освоением воинского искусства. Так, в описании жизни и деяний Жанны д’Арк встречается исключительно положительный образ героини, избранной Господом спасительницы Франции, наделенной военным талантом и обладающей высокими моральными качествами, которые невозможно поставить под сомнение.

Между тем в иконографии этого времени образ Жанны д’Арк, напротив, сознательно трактуется неоднозначно. Одним из примеров необычного восприятия героини может служить миниатюра XV века, изображающая Жанну в виде крестьянки, идущей воевать, и нарочито подчеркивающая несоответствие пола девушки и ее военной должности: голову крестьянки покрывает чепчик, но в руках у нее боевой топор и меч, а на ногах la pucelle пришпоренные сапоги.

Амбивалентность ее образа проявилась и в единственной сохранившейся серии изображений – миниатюрах «Королевского кодекса» (1472, 1484 г.) из «Вигилий на смерть короля Карла VII» Марциана Овернского (1500 г.). Миниатюрист, создавая иллюстрации к рукописи, выбрал из множества сюжетов ее жизни наиболее значимые: прибытие в Шинон на встречу с Дафином Карлом, встреча с ним, изгнание проституток из лагеря, принятие сдачи Труа Карлом VII и Жанной, осада Парижа и казнь. В этих изображениях на двойственное восприятие Жанны д’Арк указывают красное платье и распущенные рыжеватые волосы, изображенные в наиболее ярких сценах её деятельности. В средневековой иконографии красный цвет часто трактуют как знак греха, символ распутной жизни Марии Магдалины; в то же время, этот цвет имеет и положительную коннотацию – цвет Девы Марии. А неубранные волосы можно трактовать и как символ распущенности и разврата, и как признак простоты. Таким образом, отношение миниатюриста к Жанне д’Арк, несмотря на положительный текст Марциала Овернского, остается под вопросом.  

Другим примером репрезентации Жанны д’Арк является ее сравнение с Юдифью. Так, на портрете эшевенов (1581 г.) Жанна впервые появляется с платком в руке, за которым, возможно, что-то скрывает, а на копии портрета эшевенов (нач. XVII в.) можно прочесть следующее: «Жанна д’Арк, орлеанская девственница, амазонка Франции, получившая божественное откровение на своей родине, взяла в руки оружие и, как вторая Юдифь, отрубила голову английскому Олоферну, прогнала его армии, спасла французское королевство и восстановила Карла VII на его троне в 1429 году». Исходя из этого, возникает вопрос о том, был ли у портрета эшевенов прототип, позволивший изменить прочтение образа Жанны д’Арк.

По мнению О.И. Тогоевой, возможным прототипом для портрета эшевенов были картины Лукаса Кранаха Старшего, изобразившего на своих полотнах около 19 Юдифей с 1526 по 1530 гг. В портрете Жанны 1581 года и в последующих копиях есть намек на использование приемов Л. Кранаха, а именно, изображение платка, скрывающего коробочку с головой Олоферна, или ночного колпака ассирийского полководца. Причина, по которой художнику понадобилось сознательно прятать голову «английского Олоферна», также остается предметом догадок, но, кажется, это связано с желанием заново предать образу большую христианизацию.

Наталья Тарасова