• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Меч духовный и меч светский: символическая структура средневекового христианства

9 октября 2013 г. в семинаре «Символическое Средневековье» состоялся доклад соруководителя Центра религиозных исследований Центрально-европейского университета (Будапешт) Матиаса Ридля «Духовный и светский меч: символическая структура средневекового христианства» ("Spiritual and Temporal Sword: The Symbolical Structure of Medieval Christianity"). Читайте дайджест нашего стажера-исследователя Ирины Мастяевой.







Mathias Riedl, CEU Budapest

Spiritual and Temporal Sword: The Symbolical Structure of Medieval Christianity


           9 октября 2013 г. в семинаре «Символическое Средневековье» состоялся доклад соруководителя Центра религиозных исследований Центрально-европейского университета (Будапешт) Матиаса Ридля «Духовный и светский меч: символическая структура средневекового христианства» ("Spiritual and Temporal Sword: The Symbolical Structure of Medieval Christianity"). Значимость заявленной темы для истории средневекового Запада, также как и широкие хронологические и географические рамки (латинский Запад в V-XIV вв.) изначально задали обзорный характер лекции, в чем открыто признался и сам докладчик. В то же время, в соответствии с темой семинара, Матиас Ридль особое внимание уделил символическому значению концепции двух мечей.

Отдельной задачей докладчика стало в который раз попытаться поколебать живучий миф о единодушии, которое якобы всегда царило в католической ортодоксии по вопросу о доминирующей роли Церкви в мире. В частности, слушателям напомнили о знаменательном расхождении, свойственном католической традиции: несмотря на непререкаемость до начала XIII в. авторитета бл. Августина, политическая практика папства, уже с Раннего Средневековья стремившегося к усилению именно власти, противоречила учению гиппонского епископа о незначительности роли Церкви в политических делах: ведь Царство Божие - не от мира сего.
Возвышению папства способствовали как отсутствие на Западе в первые века Средневековья твердой власти (как известно, именно в то время Церковь фактически взяла на себя функции управления), так и заключенный в 754 г. союз между франками и Римом. При этом до XI в. в официальной риторике Рима все же господствовала точка зрения папы Геласия I, четко разделявшего компетенции духовной и светской властей. Это «разграничение полномочий» еще раз было подтверждено на соборе 829 г. в Париже. Однако на деле и Рим, и светские властители (в особенности – германские императоры) стремились к увеличению своей власти, что в итоге вылилось в знаменитый спор об инвеституре: оспаривании папами и императорами права рукополагать епископов.
Именно в ходе борьбы за инвеституру стороны начинают последовательно прибегать к символике мечей, по-разному интерпретируя два знаменитых отрывка из Евангелия: о двух мечах, которых «довольно» (Лк 22:35-38) и об отрезанном Петром в Гефсиманском саду ухе раба первосвященников (Мф 26:51-52). Новая доктрина Церкви сформулирована папой Григорием VII. Стремясь к чистоте и свободе Церкви, он сталкивается с отсутствием необходимой для этого власти (реформа невозможна, если император может посвящать в епископы собственных ставленников) и вступает в борьбу за libertas ecclesiae .
Ридль особо подчеркнул символический характер этой борьбы, обратив внимание слушателей на тот факт, что именно папа Григорий VII начинает позиционировать себя не как наследника апостола Петра (которых может быть несколько), а как викария самого Христа, истинного правителя Вселенной, неподсудного никому, кроме Бога (в развернутом виде эти идеи представлены в знаменитом Dictatus Papae ).
В ходе лекции докладчик напомнил хорошо известные перипетии так называемого «хождения в Каноссу» и обратил внимание на важность замены в официальном словоупотреблении римской курии ecclesia universalis на populus christianus и ordo ecclesiasticus: это изменение ознаменовало четкое обособление клириков и мирян и, как следствие, формальное лишение мирянина-короля какой либо власти над Церковью. Оживленная дискуссия завязалась прямо в ходе доклада, например, вокруг терминологических проблем, тонкостей передачи на английском и русском латинских potestas и auctoritas. В спорах приняли участие Михаил Дмитриев, Александр Марей, Михаил Бойцов, Светлана Лучицкая, Олег Воскобойников, студенты бакалавриата факультета истории.
                                                                                                                     

  Ирина Мастяева