• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Ушёл из жизни выдающийся византинист и переводчик Дмитрий Евгеньевич Афиногенов

Отклики Андрея Виноградова и Алексея Муравьева на смерть коллеги

Ушёл из жизни выдающийся византинист и переводчик Дмитрий Евгеньевич Афиногенов

28 августа этого года, в свой день рождения, скончался профессор филологического факультета МГУ Дмитрий Евгеньевич Афиногенов. Он был не просто выдающимся византинистом и педагогом — он был византийцем до мозга костей. 
Всей России Д.Е. Афиногенов был известен как тончайший знаток греческого языка, особенно византийского периода. Он занимался и изучением языка византийских авторов, и лингвистическими вопросами среднегреческого, и восстановлением утраченных греческих текстов по славянским переводам (например, договоров Руси с Византией и «Хроники» Георгия Амартола), и переводами русской поэзии на древнегреческий, и сочинением на нем собственных эпиграмм, и переводами на славянский памятников византийской гимнографии. Дмитрий Евгеньевич во многом открыл те сокровища переводной славянской письменности, которые позволили воссоздать утраченные византийские тексты. Ошибки же в понимании и переводе греческих текстов возмущали его до глубины души, что отразилось в его критических рецензиях. Выпускник кафедры классической филологии МГУ, Д.Е. Афиногенов защитил кандидатскую диссертацию по истории и докторскую по филологии: он был не только выдающимся филологом, но и замечательным историком, сделавшим очень многое для реконструкции истории иконоборчества. Неслучайно почти весь свой научный путь он прошел в Институте всеобщей истории РАН, где внес важный вклад в издание журнала «Вестник древней истории».

Д.Е. Афиногенов был и выдающимся педагогом. Его домашние семинары 1990-х гг. были настоящей школой византинистики для молодых студентов. Он стоял у истоков новой кафедры византийской и новогреческой филологии в МГУ, был членом диссертационного совета, причем очень строгим, требовательным и внимательным. Он жил византинистикой, и неслучайно его верной спутницей жизни была тоже специалист по Византии, замечательный ученый Ольга Николаевна Афиногенова, вместе с которой мы скорбим о его кончине в расцвете лет. Последний год Дмитрий Евгеньевич трудился на новооткрытой магистерской программе «История древней Церкви» в Сретенской духовной семинарии, активно участвуя также в заседаниях кафедры истории Церкви и создании аспирантуры. С его уходом мы все понесли невозвратную потерю, лишившись коллеги, наставника и друга.


в.н.с.
А.Ю. Виноградов

Мировая и российская византиноведческая наука понесла тяжелую и едва ли восполнимую утрату. Дмитрий Евгеньевич Афиногенов, скончавшийся 28 августа на праздник Успения Пресвятой Богородицы был одним из самых ярких ее представителей, пришедших на смену старшему поколению в 1990-х гг. К тому времени советская византинистика уже лишилась А. П. Каждана (уехавшего в США еще в 1970-х годах). Хотя в 80-е гг. пришли ученые нового поколения из сектора А. Т. Пашуто, И.С. Чичуров и М.В. Бибиков, советское византиноведение ощутимо отставало от мирового. И вот, в 1980-е гг. забрезжила заря, а Игорь Сергеевич первый из них стал научным руководителем Д. Е. Афиногенова, когда тот избрал византинистику своей специализацией на филологическом факультете МГУ. В классической филологической подготовке Афиногенова скрыта одна из его наиболее специфических черт: любовь к языку, внимательность к слову и работа с текстом прежде всего. Лекции Б.Л. Фонкича на филфаке также добавили к становлению Афиногенова как византиниста важный компонент – умение работать с рукописями.

Начав текстологическую работу над хроникой Георгия Амартола, Афиногенов постепенно все глубже погружался в исследование византийской цивилизации в самых разных ее аспектах: языковом, политическом, литературном, идеологическом. Особый интерес в начале своей научной карьеры он уделял мировоззрению византийцев. Занимаясь патристическими текстами, Д. Е. организовал семинар для студентов, в рамках которого читались святоотеческие тексты. Параллельно с этой преподавательской работой Афиногенов окончил аспирантуру ИВИ РАН, где под руководством С. С. Аверинцева он защитил кандидатскую диссертацию, посвященную политическим концепциям в раннесирийской литературе. Основанная на греческих и отчасти сирийских текстах, работа уже содержала многие черты, типичные для Афиногенова впоследствии: опору на текст, филологическое обоснование всех постулатов и выводов, межтекстовые связи.

Позднее, в ИВИ РАН, Д. Е. Афиногенов стал разрабатывать различные агиологические сюжеты. Не оставляя занятий спецификой языка Амартола и его эпохи, он постепенно все более занимался церковно-государственными отношениями эпохи второго иконоборчества, наследием патриархов Мефодия и Фотия. Эти штудии вылились в докторскую диссертацию, защищенную в 1999 г. Возможности, открывшиеся в 1990-е и 2000-е гг. ученый потратил на то, чтобы получить доступ к наиболее  важным рукописям Амартола и житийных текстов. Будучи стипендиатом нескольких крупных фондов в Европе и США, Афиногенов разработал свой метод анализа агиологических византийских текстов, который позволил ему впоследствии привлечь богатый материал славянских версий греческих текстов для реконструкции последних. 

В конце 90-х гг. Д. Е. Афиногенов стал одним из наиболее активных поборников возрождения византийской филологии в МГУ. При участии Д.Е. и Б. Л. Фонкича кафедра начала работу на филологическом факультете МГУ. С тех пор Афиногенов неустанно трудился как преподаватель, возделывая византиноведение в стенах своей alma mater. Помимо этот он оставался активным сотрудником ИВИ РАН, где совместно с автором этих строк, С. Б. Чернецовым и В. М. Лурье он воссоздал журнал «Христианский Восток», прекративший существование в 1918 г. Помимо этого, он постоянно публиковался в журналах «Византийский временник» и «Вестник древней истории».

Необычайно одаренная и разносторонняя личность, Д. Е. Афиногенов был непременным участником множества конференций в России и за рубежом: во Франции, Германии и других странах. Занимаясь византийской филологией и агиологией, он в равной мере уделял время славистике, литургике и нумизматике. Его коллекция византийских монет была его любимым занятием в часы досуга. Большое количество учеников в МГУ и других учебных заведениях получило из его рук первоклассную подготовку. Д. Е. всегда был щедрым раздаятелем тех богатств, которые он сам получил от своих учителей.

Особенно удавались Афиногенову переводы с греческого. Он любил русский язык и был настоящим патриотом своей родины. Проведя немало времени заграницей, он неизменно возвращался домой, где восхищался русской природой, чаем из самовара, баней, русским языком и русской культурой. В этом он был потомком своих родителей и пращуров, которые посвятили свою жизнь литературе и учительству.

Для друзей Дмитрий Евгеньевич был преданным и верным товарищем, он был всегда рад встречам, особенно замечательно он готовил, любил удивить своих друзей кулинарными изысками также, как и помочь им советом или книгой. Нечуждый радостей земной жизни, он все же был прежде всего исследователем и учителем, сочетая в себе эти две стороны настоящего ученого. Пусть земля ему будет пухом. Царствие небесное.




ст.н.с.
А.В. Муравьев