• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Важные объявления 1

Новости

«Ангелы и нации в «Небесной иерархии» Псевдо-Дионисия»: вторая лекция Иштвана Перцеля в Вышке

31 октября 2017 года состоялась вторая лекция Иштвана Перцеля в Москве. Она была посвящена теме «Ангелы и нации в «Небесной иерархии» Псевдо-Дионисия». Публикуем репортаж стажера Лаборатории медиевистических исследований Германа Барояна.

Иштван Перцель начал свой рассказ с общей характеристики «Небесной иерархии» Псевдо-Дионисия Ареопагита.  Он отметил, что, несмотря на большое количество исследований, посвященных этому автору, 80 процентов из них сосредотачиваются на мистической теологии Дионисия, в то время как именно его «Иерархии» играли заметную роль в формировании христианских обществ. Подобные произведения существовали и до него, однако Дионисий сумел создать наиболее строгую систему, построенную на принципе трехчастности. Его иерархии призваны объяснить устройство Вселенной во всей полноте и имеют отчетливую связь с неоплатонической традицией. Именно неоплатоническая идея эманации вселенной из Единого/пребывающего посредством исхождения и возвращения божественной субстанции лежит в основе построений Ареопагита. Профессор Перцель отметил, что эта трехчастная структура (Единое/пребывающее – исхождение – возвращение) имеет на самом деле еще более древние корни, а именно пифагорейскую школу, определявшую цифры 1, 2 и 3 как монаду, остающуюся при этом триадой. Неоплатоники восприняли это учение через математика Анатолия Лаодикийского (III в. н.э.) и его учеников, среди которых был известный впоследствии философ Ямвлих.

Каким образом неоплатоническая традиция отразилась на мысли Дионисия? Трехчастное устройство Небесной иерархии призвано обеспечить трансляцию божественного знания, исходящего от единого Бога, который находится на ее вершине. Небесные чины, обеспечивающие движение этого знания, организованы в 12-тичастную структуру. Докладчик подчеркнул, что представление о 9-тичастной структуре, распространившееся в исследовательской литературе, является существенным упрощением картины. С одной стороны, действительно, в ангельской иерархии 9 чинов. Однако базисная структура иерархии такова: знание – передающие знание – получающие знание. И на первом месте здесь стоит троякое знание  божественного: знание Троицы, знание интеллигибельных реальностей, знание логосов тварного мира. И это троякое знание переносится передающими знание в небесную иерархию, и остальные звенья иерархии остаются лишь рецепиентами знания. Однако сказать, что или кто понимается под «передающими знание» очень сложно. Не исключено, что имеется  в виду сам Иисус Христос, в котором воплощается троякое знание и Он оказывается, таким образом, главой небесной иерархии – как, равным образом, и церковной иерархии, в которой он главенствует через три таинства.

Принципиально важно, что для Дионисия существует только три таинства, что позволяет ему соблюсти принцип трехчастности каждого звена. Епископы, священники и дьяконы осуществляют передачу знания. Воспринимают же его монахи ­– высший чин последнего звена, – обыкновенные миряне и те, кто по каким-то причинам не допущен к таинствам, но готовятся к тому, чтобы их принимать. Таким образом, церковная иерархия имеет 9-тичастную, а не 6-тичастную структуру, как принято считать.

Выяснив общие принципы устройства иерархий Дионисия, профессор Перцель сосредоточился на последнем чине Небесной иерархии – ангелах – и их взаимодействии с человечеством. Он погрузил слушателей непосредственно в текст Псевдо-Дионисия (английский перевод), построчно комментируя выбранный пассаж из 9-ой главы. Профессор Перцель отметил, что близость ангельского чина к людям важна потому, что именно они являются трансляторами божественного между двумя звеньями: между передающими знание и получающими его. При этом нужно обратить внимание на то, что власть ангелов над людьми осуществляется в меньшей степени «тайным», мистическим путем по сравнению с властью высших чинов над ангелами.

Подойдя к одному из наиболее важных отрывков «Потому Богословие вверяет священноначальство над нами Ангелам, когда называет Михаила князем Иудейского народа (laos на греческом, люди в славянском варианте) (Дан. гл. X), равно как и других Ангелов князьями других народов (ethne, языки): ибо Вышний постави пределы языков по числу Ангел Божиих (Втор. XXXII, 8)», докладчик указал на несколько важных моментов. Во-первых, для Дионисия важен неоплатонический принцип, согласно которому каждое нижеследующее звено иерархии должно быть образом предшествующего. В связи с этим каждый народ должен иметь своего ангела, главная «функция» которых и заключается в обеспечении связи между чинами высшего и низшего порядка. Стоит обратить внимание на то, что следующей после ангелов «единицей» иерархии является именно народ, а не, допустим, отдельно взятый человек. Во-вторых, именно этот порядок взаимодействия небесных сил с человечеством является изначальным, так как он существовал еще до появления христианской Церкви.

Интересно, что Дионисий последовательно употребляет слово laos («народ Бога») применительно к иудейскому народу. В то же время он пишет: «Если кто спросит: как же один только Еврейский народ (laos) удостоен, был Божественных откровений? - На это должно отвечать, что уклонение других народов (ethne) к ложным богам не должно вменять доброму правлению Ангелов; но сами народы добровольно отпали от прямого пути, ведущего к Богу, по самолюбию, гордости и безрассудному почитанию вещей, в которых они думали находить Божество». Здесь Ареопагит формулирует представление о свободе воли, которая, однако, принадлежит не отдельным людям, а народам, в том числе иудейскому. Таким образом, он снимает ответственность с ангелов, которые в любом случае желают народам блага, но сталкиваются с их самолюбием, гордостью и идолопоклонством – пороками, которые заслоняют божественный свет. Сам же божественный свет остается вечным и неизменным. Отсюда следует вывод о том, что все народы всегда находились под властью единого Бога (через его ангелов), но в разной степени признавали ее.

Но главное, на что обращает внимание профессор Перцель, это равенство всех народов между собой, равенство перед божественным светом и возможность встать на истинный путь, что говорит об оптимистическом взгляде Псевдо-Дионисия на проблему свободы воли. Более того, среди различных народов, избравших неправедный путь, могут встречаться отдельные личности, обратившие свой взор к благу и потому способные, подобно ангелам, повести народы за собой.

Герман Бароян, М.В. Дмитриев