• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Важные объявления 1

Новости

«Великий проект» Евсевия Кесарийского и его судьба в христианской традиции»: доклад Иштвана Перцеля

30 октября 2017 года прошла лекция Иштвана Перцеля о «Великом проекте» Евсевия Кесарийского и его судьбе в христианской традиции. Публикуем репортаж о событии.

Доклад И. Перцеля был посвящён разработанной Евсевием концепции истории. Исторические сочинения, написанные на хорошем аттическом греческом и подражающие античной историографии по форме (например, Прокопий Кесарийский) обычно считаются самыми ценными источниками по истории Византии, а хроника Малалы, церковные истории, жития воспринимаются как источники второстепенные. Однако в настоящее время многие византинисты (Brian Croke, Roger Scott, Elizabeth and Michael Jeffreys) пересматривают сложившийся подход. И именно Евсевий Кесарийский (сам высокопоставленный аристократ, видная особа при дворе Константина Великого) был создателем трёх перечисленных выше жанров письменности.
Концепция истории у Евсевия была частью «Великого проекта». Этим термином Перцель обозначает новое для своей эпохи видение мироустройства, которое предложил Евсевий. Оно было разработано во время т.н. Великих гонений на христиан, имевших место при императоре Диоклетиане (293­–305). Можно сказать, что учение Евсевия было своего рода ответом на суждения римского неоплатоника Порфирия. Этот автор пользовался покровительством императора, и его идеи Диоклетиан активно использовал в своей идеологической политике. Порфирий как философ был сторонником всего традиционного и противником любого новаторства. Поэтому христианское учение было ему чуждо. Он считал, что Иисус Христос – всего лишь конкретный человек, божественность которого ошибочно признал определённый круг людей. Однако, Порфирий был высокого мнения о еврейской и античной философских традициях. Основным предметом полемики Евсевия и Порфирия была сущность времени. Порфирий считал, что время появилось до сотворения мира, а не одновременно с ним. Это суждение противоречило Библии. Если говорить о видении истории у обоих авторов, то для Порфирия история была историей победы конкретного государства, сформировавшегося в конкретном регионе.
Ответом Евсевия была «Хроника» — труд об истории мира в целом. Греческий оригинал этого труда, к сожалению, не сохранился. Новшеством «Хроники» была параллельная хронология. Евсевий использовал здесь несколько летоисчислений: греческое по Олимпийским играм, римское от основания Города, персидское, мидийское, еврейское, индийское. Историю Евсевий в этом труде видит как движение всегочеловечества от сотворения человека до конца света. В ходе этого движения одна религия, христианство, побеждает все остальные.
Другое важное историческое сочинение Евсевия – «История церкви». Оно содержало в себе новаторскую идею континуитета Ветхого и Нового завета. В обеих этих книгах, по мнению Евсевия, повествуется о деяниях Бога в мире. «История церкви» же – продолжение библейского повествования. На страницах этого труда часто встречаются упоминания о разного рода чудесах. Эти чудеса свидетельствуют о том, что происходящее на небе может происходить и на земле.
Кроме того, среди исторических сочинений Евсевия следует отметить «Житие тирских мучеников» и «Жизнь Контантина». Эти сочинения можно причислить также к агиографии, где они были одними из первых произведений жанра. Как и в «Хронике» и в «Истории церкви», в них присутствует идея истории как истории победы христианства. И чудеса в этих трудах, как и в «Истории церкви», показывают присутствие в мире Бога. Кроме того, в «Жизни Константина» Евсевий разрабатывает концепцию христианского императора. С помощью небезызвестного сюжета, где Константину перед победой на Мульвийском мосту явилось знамение креста с надписью «Сим побеждай!» (τουτω νικα), Евсевий показывает, что именно Константин избран Богом для императорского престола. Необходимо заметить, что в тексте «Жизни Константина» это событие приводится в реплике самого Константина. Точно так же в VI в. сюжет знамения был использован, чтобы показать избранность назначенного Юстинианом патриарха Евтихия: апостол Пётр явился императору во сне и сказал, что именно Евтихий должен быть патриархом.
Даниил Котов, М.В. Дмитриев