• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Средневековый бестиарий: введение в типологию жанра : доклад Ильи Динеса в "Символическом Средневековье"

26 ноября 2014 г. состоялся очередной доклад, посвященный символическим средневековым традициям. В этот раз вниманию публики была представлена экзотическая подборка изображений фантастических существ, которые встречаются на страницах Бестиарий, и интерпретации их роли и значимости в средневековой культуре с точки зрения историка Ильи Динеса, научного сотрудника рукописного отдела Национальной библиотеки Израиля в Иерусалиме.

Исследователь начал свой доклад с того, что постарался четко сориентировать аудиторию, что считается Бестиарием, а что нет, ссылаясь на расхожие бытовые мнения, которые нередко проецируют искаженные представления. Бестиарий не может быть славянским, мексиканским, китайским или каким бы то ни было другим. Бестиарий – это не что иное, как книга «Физиолог» с вставками из «Этимологий» Исидора Севильского. Не все рукописи, в которых есть описания животных, являются Бестиариями.
Трактат «Физиолог» появился либо в Александрии, либо, возможно в Зап. Сирии или Зап. Израиле – мнения расходятся. Среди возможных авторов указывают Климента Александрийского, Епифания, Василия Великого и святого Петра из Александрии. Книга была написана, скорее всего, для простого народа, поскольку, судя по той социокультурной ситуации, которая сложилась в Александрии, она не могла заинтересовать просвещенных людей. Там царили платоники и неоплатоники, поэтому дешевая агностика Бестиария им была не интересна. Книга была написана для того, чтобы воспитывать подрастающее поколение в духе только что появившейся христианской доктрины. Время появления – III, возможно конец II в. н.э.

Что касается самого источника, то оригинал не сохранился. Нет второго и третьего поколения «Физиолога», но есть греческая рукопись (а оригинал был написан на греческом), по которому можно реконструировать исходный текст, с привлечением сохранившихся армянских, коптских, эфиопских рукописей. Примерно было написано 47-49 глав. Начинается все со льва, затем переходит к ящерице, каладриусу (гусеподобная птица – вестник смерти, прим. П.В.), пеликану и т.д. В этом списке практически не будет мифических и полумифических созданий: имеется несколько драгоценных камней, рыб, птиц, а из мифических животных есть единорог, каладриус, серена, кентавр, ихнемон (среднее между мангустом и крокодилом) и несгораемые камни, то есть 5-6 наименований из 49. Все остальные – это обычные животные. Но из упомянутых животных звери не составляют большинство – их меньше, чем, к примеру, птиц, хотя больше всего встречается насекомых – у Господа Бога странная любовь к насекомым, как выразился докладчик.

Неизвестно, кто составил текст «Физиолога», когда, и почему он так называется. «Физиолог» включает в себя тексты Геродота, Эзопа, Гермеса, Татиана, Тимофея из Газы, Аппиана и т.д. В IV-V вв. «Физиолог» переводится на армянский, эфиопский, сирийский и латинский языки. В IV в. папа Геласий категорически запрещает читать «Физиолог», хотя этот запрет долго не продержался. В 386 г. Амвросий Медиоланский цитирует «Физиолога» - главу о куропатке.

Традиция в дальнейшем разделяется. Одна ветвь уходит в сторону греческих текстов (сербские, славянские, польские, болгарские «Физиологи»). Самый старый сохранившийся греческий текст датируется X в., но из переводов на латынь сохранился извод VIII-IX вв. Где-то на берегах Луары одним из греческих писцов и, скорее всего, иллюминатором был переведен греческий текст на латинский язык. Далее этот текст попадает в Англию, где некий гений добавляет в него кусочки из Исидора – то есть, к морализаторской части добавляется этимологическая. После чего к этой версии делается рубрикация и уже из этой версии создаются все английские и французские рукописи.

Чтобы показать, как происходили заимствования и объединения сюжетов морализаторских и религиозных, докладчик привел пример из «Бестиария» - главу о льве (изд. «Литературные памятники», пер. Е. И. Ванеевой). Показывая изобразительный ряд, связанный с этим сюжетом, исследователь отметил, что в английской традиции латинских бестиариев картинка будет предшествовать тексту, тогда как во французской традиции сначала будет представлен текст. Неизвестно, как использовался такой текст – показывались ли изображения ученикам или зачитывался текст.

В латинской версии уже не 49 глав, а 36. Происходит постепенный процесс вытеснения мифических животных, потому что нельзя учить, рассказывая ученику о моральных категориях животного, которого он никогда не видел. Лев, к примеру, у всех на слуху (его изображения появляются на текстиле, посуде). Бесполезно рассказывать про животных, которые водятся в глубине Африки или Азии. Это не энциклопедия.

Говоря о «Физиологе», о «Бестиариях», всегда следует помнить, что в то время сосуществовали два жанра. Жанр энциклопедий - со времен Исидора - и жанр бестиариев. Мы до сих пор пользуемся первыми, тогда как вторые исчезли из традиции. Но «Бестиарий» - это не морализирующая физиология. Когда средневековому человеку нужны знания по физиологии, он обращается к Аристотелю, Плинию, к кому угодно, но не к бестиариям. Это другой жанр – жанр закрытый. В Европе существуют две анималистические традиции – местная и традиция физиологов «Бестиария», которые пересекаются только в геральдике. По мнению докладчика, изображения на капителях не имеют никакого отношения к данному сюжету.

В 1928 г. специалист по рукописям Монтегю Родос Джеймс (Montague Rhodes James) разделил все известные ему бестиарии на группы – «семьи». Получилось несколько семей – четыре у М.Р.Д и пять у самого докладчика. Самые ранние английские бестиарии появляются в первой четверти XII века, и этот процесс продолжается до 1400 г. Всего в Англии было производено 61-64% всех бестиариев, а во Франции – 21% (для Франции характернее жанр авеариев). Пик производства рукописей приходится на XIII в.

В последней части доклада, после обстоятельных описаний распространения рукописей, рукописных семей и статистики относительно времени и места создания текстов бестиариев, докладчик перешел к описанию разнообразных изображений и интерпретации их символического смысла или практического использования в педагогической практике. Также был показан ряд изображений, демонстрировавших, что изображения копировались из одних бестиариев в другие. Однако вокруг этого пункта в дискуссионной части разгорелись жаркие споры с представителями другой профессии – искусствоведения, отказывавшимися признавать в факте внешнего сходства изображений признак их копирования из одной рукописи в другую и настаивавшими на том, что даже весьма похожие образы возникали независимо друг от друга. 

Полина Василенко