• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Состоялось заседание рабочей группы семинара «Христиане перед лицом Ислама. Византия, Русь, «латинский Запад», X - XVII вв.: структурные различия стратегий accommodating cultural differences?»

23 апреля 2013 года Лаборатория медиевистических исследований факультета истории НИУ ВШЭ совместно с Центром украинистики и белорусистики исторического факультета МГУ провела в МГУ очередной семинар в рамках исследовательского проекта «Христиане перед лицом Ислама. Византия, Русь, «латинский Запад», X- XVII вв.: структурные различия стратегий accommodating cultural differences?»

       23 апреля 2013 года Лаборатория медиевистических исследований факультета истории НИУ ВШЭ совместно с Центром украинистики и белорусистики исторического факультета МГУ провела в МГУ очередной семинар в рамках исследовательского проекта «Христиане перед лицом Ислама. Византия, Русь, «латинский Запад», X- XVII вв.: структурные различия стратегий accommodating cultural differences?»
Его темой стало «Ислам и мусульмане в России XV - XVII вв.: состояние исследований». В этот раз семинар, собравший 11 участников, большинство из которых напрямую вовлечено в упомянутый исследовательский проект, имел целью согласовать исследовательскую «анкету» коллективной монографии «Христианские культуры и ислам на Востоке и Западе Европы (XIII – XVIII вв.)» (она должна быть написана в течение второй половины 2013 и 2014 года, вслед за публикуемым в 2013 году сборником статей по итогам работы семинара в 2012 году) и обсудить спорные вопросы, выявленные исследованиями последних десятилетий.
Старт семинару дало яркое (как обычно) выступление нашего коллеги из Казани А.Ю. Хабутдинова (Казанский филиал Российской академии правосудия). Он говорил о том, как исследовательские проблемы, связанные с присоединением Казанского ханства к России в XVI веке, представлены в современных работах татарских, башкирских, марийских и чувашских историков; как в этих же историографических традициях трактуется вопрос об интеграции мусульман и земель Поволжья в составе Московской Руси и Российской империи; как характеризуются перемены в российской «исламской политике» в XVIII в. По мнению докладчика, исследования показывают большую роль геополитических факторов и устремлений в русской политике XVI - XVIII вв.; использование правительством монастырей и епархиальных структур Русской Православной церкви в достижении поставленных целей; намеренное разрушение существовавших до середины XVI в. институтов мусульманской цивилизации Поволжья и местной татарско-мусульманской элиты; целенаправленное поглощение «служилых татар» русским дворянским сословием.
М.В. Дмитриев (Исторический факультет МГУ / Лаборатория медиевистических исследований НИУ ВШЭ) построил своё выступление, как ответ на освещенные в этот день и прежде обсуждавшиеся в семинаре спорные вопросы интерпретации русской (старомосковской) политики в отношении мусульман, а также того, как к мусульманам относилась Православная церковь и общество Московской Руси и России. Он апеллировал, в частности, к накопившейся мировой историографии (российской дореволюционной, западной, советской, российской современной), особенно подчеркивая значение работ таких историков, смотрящих на предмет «со стороны», как А. Каппелер, Х.-Г. Нольте, Б. Нольде. Эта историография показывает уязвимость многих распространенных представлений об истории мусульман России. Были кратко охарактеризованы спорные аспекты проблематики (в самом ли деле репрессивная политика первой половины XVIII в. была продолжением московских традиций?; интеграция мусульман в Московской Руси без их религиозной ассимиляции; отсутствие доказанных следов антиисламской миссионерской деятельности Православной церкви до XVIII в.; сходство терпимой политики в отношении мусульман с политикой в отношении язычников, буддистов, индуистов, протестантов; необходимость учета специфически конфессиональных факторов, которые выявляют своё значение при сопоставлении русского опыта с западным; неизученность и одновременно очевидная не-агрессивность большинства допетровских дискурсивных традиций, касающихся ислама [Курбский, Максим Грек, Пересветов, по мнению Дмитриева, - не релевантные примеры]; отсутствие ясных данных об уничтожении мусульманского землевладения в Поволжье в середине XVI в.; присутствие, напротив, в Московской Руси очень значительного слоя служилых людей-мусульман, дискриминация которых носила очень ограниченный характер).
Д.Ю. Арапов (МГУ) согласился с тем, что многое в истории татар Московской Руси не так однозначно ясно, как часто принято говорить (бесспорен факт лояльности мусульман Московскому государству во время Смуты, а это трудно объяснить, если признать тезис о жесткой репрессивной политике второй половины XVI в.; отсутствие самостоятельной роли у Православной церкви), но подчеркнул «антиисламский» характер политики Петра I и его непосредственных преемниц, как и новой интеллектуальной элиты России.
М.В. Моисеев (ГБУК «Музей Москвы») представил ряд весомых аргументов против тезиса о нетерпимой к исламу политике в XVI в. Они касались и судьбы татарской знати в эпоху Ивана Грозного (она мало чем отличалась от судьбы русского дворянства и боярства), и участия многочисленных мусульман в войнах против Казани на стороне Москвы, и сохранения мечетей, духовенства и мусульманской элиты в астраханских землях после 1556 года.
И.В. Зайцев (ИВ РАН) внёс много уточнений, М.Ю. Андрейчева дала важные комментарии по спорным аспектам толкования древнерусских текстов о мусульманах, А.Ю. Хабутдинов, М.В. Моисеев, Д.Ю. Арапов, М.В. Дмитриев с настойчивостью возвращались к вопросу о границе между тем, что мы на самом деле знаем, и чего не знаем об отношении к исламу и мусульманам в Московской Руси. Дискуссия  была очень оживленной и профессионально продуктивной (не посвященным участникам наших встреч вряд ли был бы понятен пыл, с которым обсуждалась судьба архива Казанского приказа и вопрос о копийных книгах монастырей; содержание кадастровых описей поволжских земель в XVI-XVII вв.; данные археологии Поволжья по сравнению с археологией Новгорода или Подмосковья; структура землевладения в Коломенском уезде в XVI- XVII вв.; наполнения термина «иноземец» в русских текстах XVI-XVII вв.; словесные обороты присяг, дававшихся мусульманами и язычниками во время судебных процессов и пр.). Сделан ещё один шаг в научной разработке проблемы отношений Руси и Росси с миром ислама в Средние века и раннее Новое время.