• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

В Санкт-Петербурге прошли Курбатовские чтения

С 27 по 30 ноября 2012 г. прошла организованная кафедрой Средних веков исторического факультета СПбГУ масштабная конференция «Курбатовские чтения», посвященная памяти замечательного отечественного византиниста, представителя петербургской школы Г.Л. Курбатова. Стажеры-исследователи лаборатории, студентки третьего курса Ирина Мастяева и Лада Ковальчук приняли в ней участие и делятся своими впечатлениями.

 

 

С 27 по 30 ноября 2012 г. прошли организованные кафедрой Средних веков исторического факультета СПбГУ «Курбатовские чтения», посвященные памяти замечательного отечественного византиниста, представителя петербургской школы Г.Л. Курбатова. Тридцать вторая по счету, она собрала 105 участников (как очных так и заочных) от Сахалина до Харькова и стала первой, в которой приняли участие представители исторического факультета НИУ ВШЭ. Конференция проходила в просторных аудиториях старинного (но, тем не менее, оснащенного бесплатным Wi-Fi) здания исторического факультета СПБГУ на Менделеевской.

Научный десант нашего факультета состоял из трех человек – студенток 3-го курса бакалавриата Кавальчук Лады и Мастяевой Ирины и аспирантки кафедры политической истории Светланы Яцык. Из всех участниц, к сожалению, только Ладе посчастливилось понаблюдать за выступлениями участников конференции в течение всех четырех дней её проведения: Ирина присутствовала только в первые два дня, а Светлана Яцык присоединилась на один день, чудом успев на самолет.

 

День первый

 

Доклады всех трех участниц были заявлены в секции «Религия и Церковь в Средние века», проведение которой было запланировано на второй день конференции. А открывала «Курбатовские чтения» этого года, что вполне логично, секция по историографии Средних веков.

Но, прежде чем начала работу первая секция, с традиционным в подобных случаях приветственным словом выступила заведующая кафедрой Средних веков факультета истории СПбГУ Г.Е. Лебедева, напомнившая присутствовавшим о моральном долге историка, призванного просвещать массы и смягчать общественные нравы, и пожелавшая успеха всем участникам конференции.

К сожалению, работа первой секции началась для организаторов (а эту нелегкую роль взяли на себя не только преподаватели, но и студенты исторического факультета СПбГУ) с неприятного сюрприза: часть участников историографической секции не явились, что вызвало небольшую заминку, но, конечно, не помешало выступить всем остальным докладчикам. Напротив, ввиду освободившегося времени появилась возможность, как выразился один из организаторов, студент СПбГУ Константин Крылов, «стихийно увеличить» время выступлений (с 15 до 20 минут) и обсуждения (с 5 минут до 10). Именно в таком формате и выступили все десять присутствовавших участников секции.

Среди прочитанных докладов хотелось бы особенно выделить выступление студентки МГУ Анастасии Ануфриевой («Средневековый историограф как «создатель» политического ритуала: описание сцены завещания королевских инсигний в «Антаподосисе» Лиутпранда Кремонского»), своим докладом напомнившей слушателям, что субъективная позиция автора может быть ценным источником для понимания эпохи, а не просто препятствием для уяснения фактологической информации. Прекрасные кодикологические навыки продемонстрировал в ходе своего выступления другой участник – также студент МГУ, Григорий Борисов («Типографские ошибки в издании Герольдины XVI века из собрания редких книг Российской государственной библиотеки»), по ошибкам в наборе книги установивший большую роль наборщиков в её создании и факт её набора по более поздней, а не каролингской рукописи (тем самым доказав существование этого промежуточного манускрипта).

Подкрепившись бутербродами, печеньем и горячими чаем и кофе во время кофе-брейка (за их организацию хотелось бы отдельно поблагодарить студентов и преподавателей кафедры Средних веков СПбГУ) и ознакомившись с ассортиментом небольшой «книжной ярмарки» исследовательской литературы по Средним векам, организованной в холле рядом с аудиторией, в которой проходила конференция, участники вернулись на свои места.

После перерыва особенно оживленную дискуссию вызвал доклад Натальи Гусевой из Ишимского государственного педагогического института им. П.П. Ершова («Построение глобальной хронологической карты: «античность» – фантомное отражение средневековья XI-XVI вв.»), познакомившей присутствующих с идеями А.Т. Фоменко. Позиция участницы, которой пришлось отвечать на во многом провокационные вопросы формата «Зачем вообще поднимать такую тему на конференции?», заключалась в простом, но важном тезисе: врага надо знать в лицо! Как верно отметила Наталья, пока профессиональное научное сообщество со смехом и презрением отмахивается от идей Фоменко и других псевдоисториков, простые люди покупают их книги. С идеями Фоменко, заявила докладчица, надо бороться, а для этого необходимо их знать.

Обеденный перерыв был предназначен для экскурсии по университету, однако мы не устояли перед обаянием северной столицы и ускользнули побродить по Васильевскому острову.

Во время вечернего заседания конференции, пожалуй, наиболее активное обсуждение спровоцировало выступление Людмилы Бочкаревой (Самарский государственный университет) «Антикосмополитическая кампания 1949 г. в Московском и Ленинградском университете», затронувшей, как оказалось, во многом до сих пор болезненную тему разгрома Московской и Ленинградской медиевистических школ в 1949 г. Докладчица оценила проведенную кампанию как чистку, вне зависимости от официально заявленной цели направленную на уничтожение старой, досоветской профессуры. Верность этой оценки отметила и Г.Е. Лебедева, призвавшая, тем не менее, проявлять больше деликатности в работе с подобными темами и воздерживаться от осуждения поведения людей, живших в страшное время «сталинской машины».

Завершил первый день конференции еще один доклад, посвященный тяжелой судьбе отечественной медиевистики в годы советской власти: студенты СПбГУ решили почтить память замечательного русского медиевиста В.Н. Бенешевича в год 75-летия со дня его гибели отдельным докладом (Андрей Слязь, «В.Н. Бенешевич: трагическая судьба выдающегося историка (к 75-летию со дня гибели»).

Вечер и ночь перед вторым днем конференции мы посвятили подготовке к своим выступлениям: они были запланированы именно на второй день «Курбатовских чтений».

 

День второй

 

Второй день конференции был особенно для нас важен – это был день наших выступлений. Однако наши доклады были запланированы на послеобеденное время, и, смиряя все возрастающее волнение, мы прослушали еще несколько любопытных докладов в первой половине дня.

Популярную в последнее время гендерную тему подняла в своем докладе Юлия Прогунова (Ивановский государственный университет), осветившая «Контакты англосаксонской и франкской церкви в раннее Средневековье (в аспекте женской темы)» и затронувшая малоизученный до сих пор вопрос ухода знатных англичанок в галльские монастыри.

Оживленную дискуссию вызвал доклад аспиранта МГУ Ильи Аникьева («Переписывая житие: построение образа каролингского епископа»), подробно проанализировавшего методы работы нового автора жития Губерта Льежского (брата Илии, монаха IX в.) по сравнению со старым (раннесредневековым) и выявившего на основе отмеченных изменений основные черты трансформации образа святости от раннесредневекового к каролингскому.

Настоящим подарком для всех участников стал мастер-класс, проведенный сотрудницей Эрмитажа Е.В. Степановой, рассказавшей о недавно проведенной выставке «Звучат лишь письмена...», подготовленной на основе собрания Н.П. Лихачева. Свой рассказ она проиллюстрировала фотографиями особенно интересных экспонатов выставки (часть из них нам удалось затем увидеть буквально на расстоянии вытянутой руки во время вечерней экскурсии в Институт Истории).

Сразу после обеда предстояло выступать и нам: на это время были запланированы так называемые «стендовые» доклады, то есть рассказы участников о медиевистических школах своих alma mater. После того, как студенты исторического факультета СПбГУ рассказали о создаваемом ими электронном журнале, мы представили нашу Лабораторию медиевистических исследований. Рассказать всего за десять минут о всех аспектах деятельности нашей молодой, но очень активной Лаборатории было не так просто, однако благосклонная реакция слушателей позволяет нам надеяться, что выступление прошло вполне успешно (один из организаторов конференции назвал наш доклад амбициозным, что мы предпочли счесть за комплемент).

 Затем, после того как студентки Иркутского и Ивановского университетов рассказали о старых традициях преемственности медиевистических школ своих вузов, снова наступило время обычных докладов. Среди них особенно выделялось своей тематикой выступление Александра Фогеля (Самарский государственный экономический университет, «Восстания волхвов» в 1024 и 1071 гг. В контексте христианизации окраин Киевской Руси»), «разбавившего» древнерусской тематикой византийскую и западно-латинскую направленность остальных докладов.

Первой из участниц от НИУ «ВШЭ» выступала Мастяева Ирина с докладом «Вера и разум в мировоззрении Иоанна Солсберийского», в ходе которого она рассказала о своем варианте реконструкции стиля мышления схоласта XII в. Иоанна Солсберийского, верившего и в необходимость познания, и в способность своих современников верно рассуждать о божественных предметах, и в примат веры над разумом.

Затем, почти сразу после кофе-брейка, свой доклад представила Лада Ковальчук («Personae non gratae в первых житиях Франциска Ассизского). Её целью было продемонстрировать политическую ангажированность первых житий Франциска Ассизского написанных Фомой Челанским, призванных, по мнению докладчицы, рассказать не о жизни святого, а о рождении ордена францисканцев в том виде, в котором представлялся он папству.

Доклад последней нашей участницы, Светланы Яцык, предварило выступление студента Иркутского государственного университета Юрия Литвяка («Инквизиция в Европе: средневековый тоталитаризм»), вызвавшее бурное обсуждение. Докладчика, пытавшегося защитить довольно спорные тезисы о «средневековом тоталитаризме» церкви, кровавости средневековой (!) инквизиции и представление о Средневековье как о темных веках, за которыми последовало время прогресса, буквально засыпали вопросами. В их числе, был и вопрос Светланы Яцык, поинтересовавшейся, знаком ли докладчик с теорией Ханны Арендт, одной из создателей понятия тоталитаризм в его современном значении. А общую мысль собравшихся, пожалуй, выразил руководитель секции Митрофанов, отметивший, что всем собравшимся медиевистом немного обидно слышать столь нелестную оценку интересующей их эпохи, и предложивший перенести дальнейшую дискуссию в кулуары.

Выступление Светланы Яцык было посвящено проблеме становления процесса канонизации на Латинском Западе (Становление процедуры папской канонизации (X-XIII вв.)) – теме крайне важной и интересной, но до сих пор не освященной в отечественной историографии. Это выступление не вызвало столь бурной дискуссии как предыдущее, но приятно порадовало последовавшими за ним специально-научными вопросами-уточнениями, свидетельствовавшими об интересе, вызванном докладом Светланы у квалифицированных слушателей.

А закончилось наше пребывание на «Курбатовских чтениях» в этот день на неожиданной ноте: на вечер была запланирована экскурсия в Институт истории и, торопясь на неё, мы не успели выслушать все доклады этого дня, но последнее услышанное выступление произвело на нас неизгладимое впечатление. Сергей Будько, студент Уральской государственной юридической академии посвятил свой доклад истории ордена ассасинов («Ассасины – профессиональные убийцы или религиозные фанатики?»). Увы, как визуальный ряд, так и текст выступления были способны вызвать скорее улыбку, чем научное любопытство, хотя интерес докладчика к своей теме и его стремление научно её разработать были несомненны.

Экскурсия в Институт истории была последним пунктом нашей научной программы на 28 ноября. Честно говоря, мы до последнего не представляли себе, какой будет эта экскурсия, но увиденное превзошло все наши ожидания. В небольшом здании на Петрозаводской улице (дом 7) хранились сокровища, которые нам прежде никогда не доводилось видеть: автограф Микеланджело Буонарроти и записка Наполеона I, листы из «Божественной комедии» Данте, «Сентенций» Петра Ломбардского, «О Граде Божьем» Блаженного Августина и множество других бесценных вещей, заставивших полтора часа экскурсии пролететь как пять минут.

 

День третий

 

Несмотря на снежную вьюгу, бережно охранявшую эстетику северной столицы, на третий день конференции в соседних аудиториях уютного здания Новобиржевого гостиного двора одновременно началась работа сразу двух секций – «Власть и общество в Средние века: теория и практика взаимодействия» и «Культура и искусство в Средние века», на одной из которых мне и удалось побывать (пишет Лада Ковальчук).

В рамках секции, посвященной средневековому искусству, студентка Санкт-Петербургского государственного университета Татьяна Евгеньевна Федорова порадовала слушателей своим поистине ярким докладом о красочных иллюминированных манускриптах второй половины X века и рассказала о традициях книжной миниатюры, сложившихся в скрипториях средневекового Винчестера. Докладчица поведала нам о стилистических особенностях и иконографии основных памятников винчестерской школы. К их числу в первую очередь следует отнести знаменитую дарственную хартию короля Эдгара Ньюминстерскому аббатству (966г., Британский музей. См. илл.), на фронтисписе которой представлен сам король, дарующий хартию Христу, окруженному мандорлой.

Эта миниатюра важна, поскольку здесь уже появляется рамка, украшенная причудливыми акантовыми листьями, сменившими былые плетения ирландских рукописей; орнаментальные фигуры исчезают, уступая место тонким, почти изящным фигурам Христа, Богоматери, апостола Петра и короля Эдгара (тело короля, заметим в скобках, откровенно больше по размеру, нежели остальные фигуры). В том же скриптории был создан «Бенедикционал» св. Этельвольда с двадцатью миниатюрами, изображающими новозаветную историю благородными изумрудными, голубыми красками и золотом (970-е гг., Британский музей). Важная группа памятников винчестерской школы происходит из скрипториев бенедектинских монастырей, основанных епископом Ворчестера и, в дальнейшем, архиепископом Йоркским Освальдом. Невозможно не запомнить «перьевой» рисунок Распятия из так называемой Псалтири Рамзи (Британский музей). В общем, о немногочисленных, но запоминающихся миниатюрах Винчестерской школы, о связи этого искусства с континентальными традициями говорить можно очень долго, несмотря на отведенные регламентом быстротечные минуты.

Столь же интересной получилась беседа о бесах, то есть о том, в каком образе они являлись пастве на порталах французских соборов. Доклад студентки Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого Софьи Андреевны Макаровой основывался на сопоставлении образа бесов, отраженного в Священном Писании и в сочинениях отцов Церкви, с иконографией Страшного Суда, где часто появлялись изображения бесов. Вывод исследовательницы оказался, впрочем, гораздо шире рамок сугубо искусствоведческих штудий: в XII-XIII вв. церковные иерархи посредством использования образа бесов создает определенное, едва ли не господствующее представление об аде, чтобы исключить многочисленные трактовки демона в народном сознании.

Неоднозначный доклад «Отражение мировоззренческой картинки мира Западной Европы в живописи XII-XVI» Надежды Александровны Морозовой, кстати, окончившей психологический факультет Высшей школы экономики, породил множество резонных вопросов со стороны слушателей. В частности куратор секции, Людмила Петровна Сергеева, осторожно отметила, что каждого медиевиста «обижают» невольно брошенные фразы о «темных веках». Пожалуй, самым необычным показался поистине вселенский масштаб исследования: пятивековая история западноевропейского изобразительного искусства (без каких-либо географических различий!) в свете феномена средневекового сознания.

 

День четвертый

 

Проблематику заключительного дня конференции составили вопросы скандинавистики и истории средневекового Средиземноморья, распределенные по двум соответствующим секциям, одновременно проходила работа секции, посвященная восприятию «другого» в Средние века. Пожалуй, именно доклады, представленные на секции «Северный мир», заслуживают особого внимания, поскольку практически каждый выступающий представлял на суд слушателей настоящее интересное исследование, порождающее настолько оживленный обмен мнениями, что организаторам нередко случалось переносить обсуждения в кулуары в виду неумолимого регламента.

Единственная участница «Курбатовских чтений», представлявшая Российский государственный гуманитарный университет, Алиса Андреевна Лапшина, в своем выступлении затронула проблему концепта «корона» в норвежских текстах второй половины XII века. До того, как Олав Святой стал «вечным королем Норвегии», вассалами которого в символическом смысле являлись все последующие норвежские конунги, не был отработан принцип престолонаследия, и по этой причине в источниках отражена путаница в понимании слов «corona», которая отождествлялась с венцом славы (corona vitae), или же diadema regni. Ситуация изменилась после проведения первого в Норвегии обряда коронации Магнуса V Эрлингссона, что послужило формированию символического поля короны, которая на практике неизбежно возвращалась к тому, кому принадлежала по праву – к мощам Олава.

Бесспорно, запоминающимся событием стал настоящий мастер-класс «Ранние славяне в латинских и греческих источниках» Петра Валерьевича Шувалова, к слову, одного из соучредителей «Курбатовских чтений». Прежде чем перейти к вопросу, как непосредственно славяне представлены в раннесредневековых сочинениях, Петр Валерьевич начал свой доклад издалека, как будто возрождая интерес к сугубо источниковедческой работе историка, которая за последнее время уступила место господствующему ныне в петербургской школе стремлению к общеотвлеченным концептуальным вопросам и философствованию.

На примере трех средневековых сочинений – «Гетики» Иордана, «Войны с готами» Прокопия Кесарийского и «Стратегикона» Псевдо-Маврикия – Петру Валерьевичу блестяще удалось осветить самый широкий круг вопросов: начиная с безобразной латыни Иордана, сквозь которую, однако, метафорически выражаясь, «иногда проглядывается Кассиодор», вплоть до рассуждений об образе той Скифии, в которую пришли готы. Дальнейшая дискуссия развернулась в русле построения гипотез о том, какая реальность была сокрыта в многочисленных топосах, встречающихся в рассматриваемых текстах.

К слову, поиску образов античной и библейской истории и их отражению в «Истории о древних норвежских королях» Теодорика Монаха был посвящен доклад, пожалуй, самого активного участника дискуссий, к.и.н. Сергея Юрьевича Агишева, которому удалось воссоздать некоторые образцы, топосы для описания конкретных политических и идеологических взглядов. В своих сочинениях Теодорик, выстраивая свой текст на бесконечных аллюзиях, словно аккумулировал все свои витиеватые мысли и знания об истории. Одновременно он являлся одним из ярчайших представителей интеллектуальной элиты своего времени, о чем сообщает нам его необычная историософская концепция.

Во время вечернего заседания секции обсуждались доклады, посвященные военной проблематике. Евгений Александрович Мехамадиев («Комит Северной Африки Гильдон и военная экспедиция 388 г.: к вопросу об истории войскового подразделения Constantiaci»),помимо подробного рассказа о перемещениях военного отряда Constanciaci во время экспедиции в Африку, сделал акцент на том, что Notitia Dignitatum, знаменитая книга о гражданских и военных должностях эпохи поздней Империи, – это скорее правовой, идеологический, нежели административный документ, как обыкновенно принято считать.

Следующим в секции «На границе европейского пространства: Средиземноморский мир» выступил Глеб Александрович Шмидт, студент Санкт-Петербургского государственного университета, рассмотревший уже неоднократно поднимавшуюся за время проведения конференции проблему терминологии и способов ее интерпретации. На этот раз обсуждалась военная терминология в сочинениях Аммиана Марцеллина, после чего и предыдущий докладчик представил свое видение системы терминов, отраженной в работах римского историка.

Закрытие конференции ознаменовалось театральным представлением в духе средневековых спектаклей, на котором мне, увы, не удалось побывать. По итогам четырех дней конференции планируется издание сборника с тезисами участников, кроме того, краткие аннотации докладов можно прочесть уже сейчас на страницах уже упоминавшегося электронного журнала “Vox Medii Aevi”, очередной удачной задумки молодых медиевистов гостеприимного Санкт-Петербургского университета. Мы очень надеемся, что конференция продолжит свое существование и представители НИУ «ВШЭ» примут в ней участие еще не раз.

                                                           

                                                                                                            Ковальчук Лада и Мастяева Ирина




Григорий Борисов, МГУ

 


Анастасия Ануфриева, МГУ


Дискуссия за кофе

 

Юлия Прогунова, Ивановский ГУ

 

Илья Аникьев, МГУ

 

Мастер-класс Петра Шувалова

 

Галина Лебедева

 

Людмила Бочкарева, Самарский ГУ