• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"Шестое Средневековье, или Зачем нам сегодня Средние века?"

25 мая в главном здании НИУ ВШЭ на ул. Мясницкой с большим успехом прошла конференция "Шестое Средневековье, или Зачем нам сегодня Средние века?", созванная Лабораторией медиевистических исследований и факультетом истории НИУ ВШЭ

25 мая в главном здании НИУ ВШЭ на Мясницкой прошла конференция "Шестое Средневековье, или Зачем нам сегодня Средние века?", созванная Лабораторией медиевистических исследований и факультетом истории. Запланированная насыщенная программа была выполнена полностью, хотя и на час позже, чем изначально предполагалось. Как правильно заметил один из организваторов, Михаил Бойцов, нерешенных вопросов оказалось больше, чем ожидавшихся ответов, - обычное дело в академических собраниях. Радостно было видеть среди участников коллег из нескольких университетов и институтов Москвы и других городов России, историков, культурологов, литературоведов, юристов, социологов, студентов и аспирантов, медиевистов, антиковедов, византинистов, новистов, русистов. На явный успех указывает, наконец, то, что и в девять вечера 101 аудитория оставалась полна. Мы не выяснили, зачем нам всем Средневековье, но очевидно, что многим оно не безразлично. Если участники конференции захотят поделиться своими впечатлениями, будем рады разместить их на сайте. Пока же подробный рассказ одного из организаторов.

 

Подготовленная Лабораторией медиевистических исследований и факультетом истории НИУ ВШЭ конференция «Шестое Средневековье, или зачем нам сегодня Средние века?» состоялась 25 мая 2012 г. Конференция проводилась в рамках проекта «Отечественная и зарубежная медиевистика как форма осмысления европейским обществом ключевых проблем современности», который является в свою очередь частью основного проекта Лаборатории « Восток и Запад Европы в Средние века и раннее Новое время: общее историко-культурное пространство, региональное своеобразие и динамика взаимодействия ».

 

Тема, предложенная для обсуждения руководителем Лаборатории Михаилом Бойцовым, вызвала неожиданно большой резонанс в сообществе медиевистов. Большая аудитория в центральном корпусе ВШЭ на Мясницкой была полна с первого часа заседания и вплоть до позднего закрытия конференции. Среди докладчиков были историки не только из московских институтов и университетов (НИУ ВШЭ, МГУ, ИВИ РАН, Инслав РАН, РГГУ), но и из Казани, Омска и, виртуально, из Оксфорда. При этом сам термин «Шестое Средневековье» стал своего рода лакмусовой бумажкой, позволяющей говорить равно как о специфике собственно современной корпорации медиевистов, так и об оригинальности восприятии средневековой истории различными группами современного общества. Именно такой взгляд на Средневековье как на зеркало современного общества и был предложен организаторами конференции.

 

Открывая конференцию, М.А. Бойцов привлек внимание собравшихся к тому факту, что в настоящий момент вряд ли возможно определить главную конституирующую черту (или черты) Средневековья, однозначный набор системообразующих элементов. Более того, Средневековье, и это становится ясно все более отчетливо, выступает в качестве некоего конструкта, создаваемого заново каждой эпохой в зависимости от ее собственных проблем. В настоящее время, по мысли докладчика, произошло неоднократное наложение образов Средневековья, начиная с трудов итальянских гуманистов, так что теперь приходится вглядываться в эти конструкты и изучать их взаимосвязь. Получается, что общая картина Средневековья, единая для всех эпох, невозможна, она всегда оказывается разной. Поэтому дискуссию следует перевести в другую плоскость - обсуждать не содержание эпохи Средневековья как таковое, но ее образ в разные времена. Изменение парадигмы нашего знания о Средневековье сказывается и на образе этого времени. М.А. Бойцов тепло напутствовал сторонников и критиков выдвинутых им тезисов, чтобы попробовать ответить на вопросы – кто мы, изучающие Средневековье? Какое Средневековье нам нужно? И какое Средневековье нам будет нужно в ближайшем будущем?


Доклад Павла Уварова был образно назван «De differentiis soupparum: рассуждения о медиевалистах и медиевистах, cum commento». Выступавший говорил о таком направлении в исторической науке (да и не только в ней), как медиевализм, то есть, об изучении того, как Средневековье проросло в культуру Нового времени (притом не только европейскую). П.Ю. Уваров предложил свои комментарии к периодизации, предложенной М.А. Бойцовым. По его мнению, авторы так называемого «Второго Средневековья», включая болландистов, – не имели собственного, особенного представления о Средневековье, которое могло бы противоречить взглядам современников на эту эпоху. Тогда как в эпоху Просвещения особый образ Средневековья формируется несомненно, создается теория феодализма, и то Средневековье, о котором мы сегодня говорим, есть во многом конструкт эпохи Просвещения. Что касается «четвертого Средневековья», которое создавалось в XIX веке, то П.Ю. Уваров предложил разделять здесь Средневековье романтиков и Средневековье конца столетия, более университетское. Что касается медиевализма, то такой подход может быть достаточно интересным, что П.Ю. Уваров образно продемонстрировал на примере картин художника В.Д. Поленова и его интерпретации французской средневековой истории. Докладчик подчеркнул, что Средневековье, придуманное гуманистами, деятелями Просвещения и романтиками, университетской профессурой – остается и сегодня. Концепты Средневековья и феодализма востребованы сегодня не столько для научных целей, сколько для обучения школьников и студентов, удобства коммуникации с внешним миром. Без единых концептов исчезает и образ Средневековья, что создает некоторую опасность для самого сообщества историков, разделенных на многочисленные группы узких специалистов. С другой стороны есть угроза, что если общие концепты не формулируют специалисты, то за дело берутся люди, весьма далекие от науки. Так что необходимость в общедисциплинарном дискурсе остается, по мнению докладчика, весьма настоятельной.


Василий Поленов. "Право господина" (1874)


      Выступление М.В. Дмитриева «Средневековье» и «модерность»: две необходимые иллюзии» было посвящено этно-национальным и конфессиональным сюжетам Средневековья. Подчеркнув, что понятия «Средневековье» и «модерность», позволяющие отличать именно европейскую цивилизацию, необходимы для нашего понимания эпохи как до, так и после XVI столетия, М.В. Дмитриев показал иллюзорность этих понятий через обращение к проблеме «национального» и «этно-национального». Свой тезис о том, что этничность и национальные культуры не есть нечто общее, автор развил на примерах конфликта в украинско-белорусских землях во время религиозной войны после Брестской унии (1596 г.). По его мнению, в этот период именно принадлежность к определенной конфессии была определяющей. В Московской Руси эти понятия оказываются еще более парадоксальными. Концепты «русская земля», «русские люди», как выясняется при анализе текстов того времени, не несли этнического значения, но означали православное сообщество. Т.о. возникают сомнения в том, что дискурс национального и этнического является универсальным. По мнению М.В. Дмитриева, национализм и национальность не зарождались без влияния извне нигде, кроме как в христианской Европе. Видимо, было нечто, что в западном христианстве способствовало формированию национального, а в Византии и в православии – отсутствовало. К таким выводам автор приходит путем сопоставления текстов, созданных соответствующими культурами. Таким образом, сделал вывод М.В. Дмитриев, понятия «Средние века» и «модерность», при всей их иллюзорности, нам необходимы, так как в противном случае мы рискуем потеряться терминологически и не найти общего языка в академическом пространстве.


      И.И. Варьяш назвала свое выступление «Сказочное Средневековье». Историк подняла вопрос о будущем науки. Совсем недавно еще отечественными историками обсуждался вопрос о «феодализме», что являлось отнологическим содержанием термина «Средние века». Отказываясь от идеологизированного термина, ученые решили, что нейтральные «Средние века» как нельзя лучше позволяют на какое-то время решить этот вопрос. Специфика развития отечественной медиевистики в ХХ веке, когда вместо медленного поступательного развития были в одночасье обретены свобода в науке, многообразие методов, новые сюжеты и задачи, привела к тому, что было разрушено единое концептуальное поле, прежняя картина мира «Средневековья». Однако при всем сегодняшнем многообразии тематики, подходов и методов, по мнению автора доклада, у ученых продолжает существовать потребность объяснить смысл и доказать свою востребованность со стороны общества. Выясняется, что современный информационный запрос затрагивает в значительной степени именно средневековую тематику, которая используется вполне разнообразно, в частности, в киноиндустрии или при создании компьютерных игр. По мнению докладчицы, интерес к эзотерике, магии и другим подобным «сказочным» сюжетам отражают искания современного человека, ощутившего свою малость перед масштабностью и изменчивостью мира. Современный человек нуждается в сказке и находит ее в Средневековье. Прежде всего, его привлекает ощущение стабильность, красочность мира, и … реальность волшебства. Современное массовое сознание пытается преодолеть ограниченность человеческого существа через тайное знание, которым, как кажется, обладало Средневековье. Это сказочное Средневековье – своеобразный вызов медиевистике. Второй импульс научного поиска задает собственно медиевистика. Кризис современной исторической науки показывает, что вызов постмодернизма и одновременно необходимость синтетического знания о прошлом, при углубляющейся специализации внутри одной дисциплины – вызывают многочисленные сомнения в возможностях истории как науки. Однако И.И. Варьяш считает, что здесь скорее повод для оптимизма, поскольку идет поиск обществом и наукой нового знания. Объективный рост интереса к медиевистике среди студентов, рост численности корпорации медиевистов – все это современные реалии. В этом – выражение объективного запроса настоящего. Что касается Средневековья, то обращение именно к его истории актуально в наши дни, так как предлагает пример созидания единого мира, идеи универсальной власти. Многообразие исторического Средневековья – также источник опыта для современного мира. А отсюда – важность и необходимость соответствующей исторической эрудиции.


      Н.Ю. Бикеева в докладе «Повседневный» образ Средневековья» рассуждала о значении понятий медиевизм и медиевализм в разных историографических традициях. Докладчица считает, что сегодняшний образ Средневековья - есть образ более праздничный, идеализированный, по сравнению с повседневностью и повседневной жизнью. С другой стороны, понятие «средневековый» в современных масс-медиа может быть синонимом интеллектуального. В повседневной жизни современного человека Средневековье реализуется многообразно: и через строительство вилл по типу средневековых замков, и через представление об идеальной дружбе и любви, верности и благородстве. Какой из этих «повседневностей» будет отдано предпочтение, пока неизвестно.


     О.И. Тогоева на ярких примерах научных и ненаучных подходов к обстоятельствам жизни Жанны д’Арк осветила актуальную тему «Средневековье для обывателя». Произведения известного широким массам отечественных читателей Роббера де Амбелена, равно как и труды многих современных французских авторов, провозглашающих королевское происхождение французской национальной героини, долгое время не вызывали отпора со стороны профессиональных медиевистов. Однако «исторический» скандал 2007 г., когда публикация очередного «разоблачительного» по отношению к «официальной» науке труда о Жанне д’Арк и проведенная рекламная компания вызвали энергичные действия со стороны ученых-медиевистов, может стать как уроком, так и переломным моментом во взаимоотношениях профессионального исторического сообщества и читателей — не историков. Исторической науке нередко приходится сталкиваться с утвердившимся в сознании людей мнением, что «истинная история» - это та, которая не совпадает с «официальной» историей. «Теория заговора» профессиональных историков, которые будто бы утаивают документы и мешают выявлению «истины», популярна среди обывателей. И Средневековье в этом отношении – едва ли не наиболее пострадавший период. В нем ищут удивительное и сказочное, с обязательным счастливым концом. А нередко средневековые герои становятся и объектами политических спекуляций.


       А.В. Шарова в выступлении «Слова и смыслы: Средневековье в современных словарях и энциклопедиях» показала, насколько специфично отражение эпохи в такого рода Интернет-изданиях, наиболее доступных современному человеку. Ограниченность информации и ее фрагментарность в отечественных энциклопедических словарях невыгодным образом отличает их даже от дореволюционной традиции, в частности, от энциклопедического словаря «Брокгауза и Ефрона». Из сравнения текстов в «Википедии», посвященных Средним векам, вырастают интересные национальные образы Средневековья. Среди них более фрагментарным оказывается Средневековье в отечественном исполнении, тогда как английская версия обладает большей цельностью. В ней отдельно оговаривается, помимо происхождения термина «Средние века», еще и термин «темные века» и дается его история. Наличие самостоятельного раздела, посвященного современному образу Средневековья, в котором оспариваются наиболее распространенные заблуждения относительно средневековой истории – отличительная черта англоязычной версии этого сайта. И если французская версия делает, помимо прочего, акцент на средиземноморском характере средневековой цивилизации, то испанский вариант демонстрирует динамику Средневековья, его созидательный потенциал по отношению к современности. Итальянский вариант «Википедии» видит в Средневековье эпоху создания национальных государств, а немецкий напоминает о том, что на историю можно смотреть не только с позиции европоцентризма. Таким образом, становится очевидно, что история Средневековья для современных государств остается полем востребованного, нередко политизированного знания. Что касается образа Средневековья, то предпочтение все же отдается положительным характеристикам.


«Секуляризация Средневековья. Об одной тенденции конструирования образа западноевропейского Средневековья в современной массовой культуре» - так было озаглавлено выступление А.В. Свешникова. Основная идея доклада заключалась в том, что в современном образе Средневековья исчезает его христианская, религиозная составляющая. Христианские мотивы приобретают при характеристике эпохи вторичное значение. Современная культура презентирует Средневековье прежде всего визуально, а потому значение учебников и других текстов снижается. Каким будет это визуальное Средневековье? Средневековье – это общество меча, в котором ожидается присутствие монстров и волшебников, время дикое и грубое, которое давно прошло. И такому Средневековью христианство совершенно не нужно. Контент-анализ сайтов христианских приходов позволил выяснить, что собственно раздела Средневековья в них нет. Так что через этот источник образ христианского Средневековья не формируется. И хотя профессиональное сообщество христианский образ Средневековья активно формирует, но до массового зрителя и читателя он не доходит.


А.Ю. Виноградов в докладе «Средневековье византийское и Средневековье кавказское. Две судьбы, два наследия, две перспективы» обратил внимание собравшихся на то, что если термин «Средневековье» и история этого времени создавались наследниками эпохи, то Византия – является конструктом внешнего мира. Более того, история собственно Византии первоначально изучалась не столько ради самого интереса к этому исчезнувшему государству, сколько исходя из интересов различных государств. Специфика развития византиноведения также оказала свое влияние на образ собственно Византии. Докладчик представил несколько вариантов бытования византинистики, когда византийская история может рассматриваться как отечественная история (в Греции); как часть национальной истории (балканские страны), как история соседа или партнера. Византия также активно присутствует как часть европейской истории и как часть истории церкви. Что касается средневековой истории Кавказа, то она также имеет разные модели изучения, равно как и весьма специфическую традицию.


Е.Н. Швейковская предложила тему «О «безмолвствующем большинстве» и «демократическом выборе»: рефлексии на материале «русского Средневековья». Автор основное внимание уделил такой категории сельского населения России, которая называлось «черными крестьянами» (XV-XVII вв.). Постепенно оттесненная на север России, черная волость стала административной единицей. При этом такие крестьяне имели сформировавшиеся представления о своей групповой и социальной принадлежности, защите личности от произвола. Источники позволяют говорить о том, что община-волость охраняла общинные земли, используя, в том числе, коллективную память крестьян. Черные волостные миры обладали самоуправлением с довольно объемными полномочиями, и, прежде всего, в выборе должностных лиц, поддержания порядка, разбора судебных дел. Существовало несколько уровней волостных миров, каждому из которых были присущи свои функции. Самоуправление было присуще земским мирам на всех уровнях. Выборы происходили ежегодно, на сходах, причем вне контроля местной администрации. Выборные лица имели полномочия в течение года и должны были располагать некоторым достатком. Процедура выборов – многоплановое социальное действо, а их наличие в русской истории указанного периода – еще одна черта конструкта русского Средневековья.


Д.А. Добровольский выступал с докладом «Мы же хрестьяне законъ имамъ единъ»: религиозные представления первых русских летописцев как научно-исследовательская проблема». Докладчик напомнил о том, что именно из Средневековья заимствуется народами множество мест памяти, но вопрос заключается в том, каковы основания их заимствования. Он поставил вопрос о том, как выглядит русская православная культура в русских летописях. Неожиданно выясняется, что определение русских как христиан («хрестьян») имеет большую специфику. Что же вкладывали современники в это понятие? Летописная традиция использует определение «подобосущен», что весьма напоминает «арианские трактовки». Почему книжники не исправляли подобные формулировки? Автор приводил многочисленные примеры, позволяющие усомниться в каноничности представлений летописцев, с одной стороны, а с другой – поставить проблему более тщательного изучения религиозных представлений жителей средневековой Руси.


       А.С. Усачев представил доклад «Концепция «Москва-Третий Рим» после падения «Империи зла». Рассмотрев один из важнейших топосов исторической и политической мысли, столь часто использовавшийся для описания Руси — как древней, так и новой, докладчик показал, что идея «Москвы как Третьего Рима» на протяжении XVI века фиксируется лишь в очень узком круге текстов, связанных с именем псковского инока Филофея. Ни его современники, ни последующие поколения русских политических «идеологов» по сути дела не обратили на нее внимания. В конце XVII — XVIII вв. эта идея получила некоторое распространение в старообрядческой среде, но помимо нее востребована не была. Хотя русские книжники второй половины XVI века знали о построениях Филофея, главный интерес для них представляла русская история. Именно «национальный» контекст их мышления привел, по мнению докладчика, к тому, что теория «Третьего Рима» не была тогда широко воспринята. Ее истинное рождение приходится только на 60-70-е гг. XIX века, и лишь с этого времени постулаты Филофея в той или иной их интерпретации приобретают популярность и прочно входят в историографию. В западной научной и популярной литературе концепция «Москвы как Третьего Рима» стала стандартным обоснованием тезиса об исконном, постоянном и органичном стремлении Московии, России, Советского Союза к экспансии вовне.


         Последняя часть конференции была посвящена восприятию Средневековья различными частями современного общества, с использованием любопытных эмпирических данных. Г.С. Зеленина свое выступление назвала «Между каменным веком и Советским Союзом: Средневековье для новых хипстеров». Представители модной молодежи столичных городов, имеющие определенную гражданскую позицию, отвечали на опросы о своем видении Средневековья. Список вопросов был распространен через социальные сети и на них ответили около 150 человек. Выяснилось, что жить в эти времена хотели бы немногие, а больше всего пугала этих модников «грязь», «невежество» и «жестокость» эпохи. Автор заметила, что в последнее время в России Средневековье неожиданно актуализируется и становится политическим штампом («средневековое право», «религиозное мракобесие»). Термин «Средневековье» вновь стал активно использоваться в политическом дискурсе, притом с очевидно негативной коннотацией. В ходе обсуждения доклада был поставлен вопрос, не является ли «романтический» образ Средневековья характерным для времен относительного спокойствия, тогда как стереотип «мрачного Средневековья» активизируется в периоды усиления политической борьбы для диффамации политических противников, притом прежде всего власть предержащих.


Доклад В.В. Сидоровой «Отношение к Средневековью в современном российском обществе» также был построен на анализе материалов анкетирования, только в данном случае проведенного среди различных профессиональных и возрастных групп как путем опроса респондентов, так и через заполнение анкет в Интернете. Опрошено таким образом было более 600 человек. Эмоциональное восприятие эпохи оказалось действительно и на этот раз негативным. Преобладающим оказался образ сильно военизированного общества, а крестовые походы предстали в качестве наиболее известного события Средневековья. Тем не менее, оба доклада показали в равной степени наличие значительного интереса к средневековой эпохе в современном обществе, равно как и наличие вполне устоявшихся стереотипов его восприятия.


Юлиана Дресвина в переданном дистанционно из Англии докладе «Беовульф и Голливуд: Средневековье в восприятии современных англоязычных студентов» поделилась своим — уже немалым — опытом преподавания студентам английских университетов средневековой литературы. Чтобы вновь заинтересовать юных современников средневековой литературой, нам необходимо передавать не только академическое знание о ней, но и предложить творческое ее осмысление. И не стоит забывать, что многие старинные произведения с самого начала создавались с целью развлечь читателя, а не для сдачи экзамена. Творя «Шестое Средневековье», медиевисты должны более активно вовлекаться во взаимодействие с современным миром, а не отгораживаться от него. Только тогда стандартная триада студенческих представлений «рыцарь-замок-дракон» сможет обогатиться новыми образами.

 

       Немало интересных выступлений прозвучало в прениях. Дискуссия по докладам привела собравшихся к заключению, что помимо необходимости научиться доносить до массового читателя результаты фундаментальной науки, существует также и задача более критического отношения к содержанию трудов академического сообщества, и анализа содержания учебников по истории, и учета информационных запросов современного общества. В.И. Уколова в прениях отмечала, что процесс самоидентификации современного мира идет через историю по двум магистральным линиям. Во-первых, через единство Римской империи, наличие единого античного наследия для современной единой Европы. Вторая линия заставляет все пристальнее вглядываться в средневековую историю, поскольку там есть те черты, которые оказываются весьма «современными» сейчас, — например, корпоративность. Заметна и другая тенденция современного мира – когда глобализация способствует усилению локального компонента, что позволяет говорить об уходе от национальных государств, истоки которых тоже сформировались в эпоху Средневековья. Таким образом, Средние века являются вполне актуальным конструктом в плане самоидентификации современности. А значит, и знания медиевистов продолжают быть востребованными. Медиевистика выходит из тесных кабинетов и становится заметным общественным явлением. Может быть, именно в этом и состоит искомый феномен «Шестого Средневековья».

 

Антонина Шарова

 
 

 

Программа конференции

 

Вступительное слово Михаила Бойцова